постановка искусственных зубов при ортогнатическом прикусе
важность использования проектов на предприятии
типичные для синтетических рубинов включения
комбінезон для пасічника

Архитектура каменных зданий села Богородского

Архитектура каменных зданий села Богородского

Анализ архитектуры каменных зданий Богородского конца XIX — начала XX вв. показывает, что, как и в других торгово-промышленных селах Нижегородской губернии, преобладающим здесь являлось характерное для провинциальной эклектики направление — «кирпичный стиль». Этому способствовало широкое распространение в регионе месторождений красных глин, позволяющее наладить выпуск керамического кирпича на местах. Кирпичное производство упоминается исследователями в числе исконных промыслов села Богородского. Кроме того, что кирпич был сравнительно дешевым материалом, а выполненные из него фасады зданий были долговечными, не нуждались в ремонте, они вдобавок обладали и хорошими эстетическими качествами, отвечая запросам заказчиков — купцов, мещан, зажиточных крестьян. Стремление этих выходцев из народа к яркости, броскости, узнаваемости отразилось в применении разнообразного пестрого декора, покрывающего фасады общественных и особенно жилых зданий. Для создания этого декоративного убранства широко применялся тесанный и фигурный кирпич местного производства. Таким образом, «кирпичный стиль» последней трети XIX в. был наиболее демократичным направлением эклектики, которое несло в себе здравое, рационалистическое начало. Именно благодаря этому он был столь популярен в архитектуре российской провинции, и в частности — Нижегородской губернии.
Необходимо отметить, что в самом Нижнем Новгороде лицевая кирпичная кладка применялась в большей степени для производственных и складских построек, а на рубеже веков — и для крупных общественных зданий (илл.2.3). В архитектуре жилых зданий образцы «кирпичного стиля» немногочисленны. Это объясняется стойкостью классицистических традиций, в соответствии с которыми фасадам из лицевого кирпича как бы отказывали в эстетической ценности. Даже деревянным постройкам зачастую придавали вид каменных, оштукатуривая их фасады.
В архитектуре Богородского «кирпичный стиль», напротив, представлен наиболее ярко и целостно — все художественно выразительные здания выполнены как раз в этой технике. Это позволяет предположить наличие местных высококвалифицированных артелей каменщиков и объясняет высокий уровень их мастерства. Примечательно, что в отличие от других подобных поселений (Городца, Лыскова, Павлова), здесь не сохранилось ни одного каменного здания рассматриваемого периода, фасады которого были бы оштукатурены.
Большую часть архитектурных памятников Богородска (72 % от общего количества) составляют частные жилые дома и комплексы многофункциональных усадеб . Вглядываясь в любое из этих зданий, казалось бы, простых и скромных, не претендующих на столичный блеск и пышность, всякий раз поражаешься соразмерности их пропорций, верно выбранному «человеческому» масштабу, добротности любых, даже самых утилитарных, деталей, и тому, как умело и тонко они скомпонованы, создавая декоративный убор фасадов. Оцениваешь и великолепное качество лицевой кирпичной кладки, на фоне которой особенно нарядно выглядят выступающие элементы из профилированного кирпича, оттеняющие плоскость стены. И понимаешь, какая особенная, неброская красота и гармония заключена в этих скромных провинциальных постройках.
Жилые дома села Богородского конца XIX— начала XX вв. обладают рядом общих черт, присущих «кирпичному стилю» в целом, и характерных для Нижегородской губернии. Как правило, это двухэтажные здания на высоком цоколе или полуэтаже со скатными кровлями. Внимание уделяется, главным образом, уличным фасадам, имеющим симметричную композицию. В трактовке фасада тема горизонталей (карнизы, междуэтажные пояса) доминирует над темой вертикальных членений. Композиционное разнообразие достигается варьированием количества световых осей (обычно от трех до семи, в отдельных случаях— до девятнадцати), применением центрально-осевой, симметричной со вспомогательными осями или равноакцентной схемы. Фасадные плоскости верхнего и нижнего этажей разрабатываются как самостоятельные темы; насыщенность декоративного убранства нарастает снизу вверх. При этом роль объединяющего элемента, своеобразного модуля, как и в архитектуре эклектики в целом, играет размер оконного проема. Наиболее распространенным является узкое прямоугольное окно с сегментным завершением. Ширина простенка обычно близка к ширине окна.
a - корпус завода Добровых и Набгольц (ул. Рождественская, 43), 1885-1886 гг., арх. Н. Д. Григорьев; б - дом трудолюбия М. и Л. Рукавишниковых (ул. Варварская, 32), 1903-1905 гг., арх. П. А. Домбровский; в - дом Георгиевского мужского начального училища (ул. Ванеева, 7), 1905 г., арх. Л. Д. Агафонов.
.
К общим декоративным приемам относятся обрамление окон одинаковыми наличниками, размещение под окнами прямоугольных филенок, членение стены горизонтальными поясами, обработка углов здания пилястрами. Пилястры, как правило, перерезаются по вертикали; они обработаны под руст в уровне нижнего этажа и украшены выступающими или западающими филенками или полуколонками в уровне верхнего. Пилястры визуально поддерживают выступающий профилированный карниз.
Специфические черты, присущие архитектуре Богородского, проявляются, главным образом, на уровне деталей. Выработав определенный арсенал декоративных форм, богородские мастера создали на их основе многочисленные варианты оформления фасадов жилых зданий. Сходные приемы членения фасадных плоскостей, использование в различных комбинациях повторяющихся элементов декора делает богородскую архитектуру узнаваемой и сообщает ей композиционное и стилевое единство. Так, характерным приемом является обогащение силуэта зданий аттиками — декоративными стенками, ограждающими небольшие объемы, врезанные в скат кровли для освещения чердака. Формы аттиков были разнообразными — треугольными, сегментными, прямоугольными, килевидными; их расположение подчеркивало ось симметрии главного фасада.
Среди крепких, основательных каменных домов в центральной части улицы Ленина (бывшей Большой) внимание привлекает богато украшенный рельефным декором дом крестьянина Ивана Михайловича Башкирова" (ул. Ленина. 177) (илл.2.4). Особую выразительность зданию придает нарядный фигурный аттик, по форме напоминающий рхсскии кокошник. В тимпане аттика над двумя слуховыми окнами с полуциркульными завершениями имеется распространенный декоративный мотив в виде равноконечного греческого креста. По углам здания над карнизом сохранились кирпичные столбики-«тумбы»; между ними и аттиком обычно располагались ажурные металлические решетки, ныне утраченные. Наличники окон относятся к распространенному в Богородском типу в виде профилированной рамки с развитым ступенчатым завершением. В рисунке завершения прочитываются элементы классического сандрика (замковый камень, модульоны), получившие своеобразную трактовку в кирпиче. Подоконные ниши-филенки заполнены поребриком — кирпичом, поставленным ребром к плоскости фасада. Выпуклые сдвоенные полуколонки украшают угловые пилястры в уровне верхнего этажа. Такие же полуколонки, расположенные в простенках между окнами, рельефно оттеняют фон стены. В силу того, что своей постановкой объем здания фиксирует расширение улицы, главный и боковой фасады получают одинаково тщательную отделку (для архитектуры эклектики в целом было характерно украшение лишь уличных фасадов, которые Е. И. Кириченко сравнивает с театральными декорациями или кулисами). Вход в дом изначально находился в центральной части западного бокового фасада. С этой стороны виден и остаток кирпичных ворот, которые вели во двор. Сейчас в доме располагается городской дворец бракосочетания.
Примечательно, что на улице Брагина, у Кабацкого озера находится здание, практически идентичное дому Башкирова по пропорциям и декоративному убранству уличного фасада — дом Василия Матвеевича и Алексея Александровича Хохловых (ул. Брагина, 16) (илл.2.5). Различия обоих построек минимальны и сводятся к формам отдельных элементов (угловых пилястр, подоконных филенок). Но если дом Башкирова в настоящее время окрашен в два цвета — желтый с белым, то дом Хохловых сохранил первоначальное монохромное цветовое решение (цвет потемневшего красного кирпича) и в силу этого производит более цельное и строгое впечатление. Справой стороны к зданию вплотную примыкают мастерски выполненные кирпичные ворота, ведущие во двор. Дом входил в состав усадебного комплекса, другие постройки которого не сохранились [51]. Ныне здание используется как многосемейный жилои дом.
a - общий вид; б - схема фасада; в - окно верхнего этажа; г - аттик; д - планы 1 и 2 этажей
а - общий вид; б - главный фасад; в - схема генерального плана (с чертежа 1924 г.); г - схема фасада; д - планы 1 и 2 этажей.
.
.
Вернувшись на улицу Ленина, подойдем к дому Моисея Львовича Лосева (ул. Ленина, 101) (илл.2.6). Небольшое полутораэтажное здание в пять световых осей по главному фасаду привлекает стройностью и согласованностью своих пропорций. Вместес высоким качеством лицевой кладки, сохранившей свой цвет и фактуру, это создает сдержанный, но запоминающийся облик. Венчающая часть, как и в большинстве других домов Богородского, состоит из аттика сегментной формы, опирающегося на прямые полки, и угловых столбиков с завершениями в форме четырехгранных пирамид. Особую красоту этим элементам придают филигранно вытесанные из кирпича миниатюрные полуколонки, расчлененные горизонтальными поясками на три части, соответствующие базе, стволу и капители в ордерной системе. Аналогично трактованные полуколонки играют роль боковин развитых наличников окон верхнего этажа. Еще более крупные полуколонны, расположенные в простенках между окнами и расчленяющие фасад на три части, визуально поддерживают выступы широкого ступенчатого карниза. Водном из его поясков применены фасонные кирпичные детали в форме полуцилиндров. В центральной части фасада под карнизом имеется пояс из фестонов, напоминающий мотивы народной вышивки. Рельефное декоративное убранство фасада, образованное выступами кирпича, создает богатую светотень. Гораздо скромнее решен нижний полуэтаж, отделенный широким поясом с рядом поребрика и расчлененный натри части рустованными пилястрами. В последние годы здесь располагалась библиотека АО «Оканит». Сейчас назначение здания не определено.
Несколько более схематичным выглядит фасад дома Евдокии Ивановны Головастиковой (ул. Ленина, 220) (илл.2.7). Окна нижнего и верхнего этажей здесь одинаковы по ширине и высоте и расположены в равномерном ритме. Главным украшением фасада служит нарядный фигурный аттик с типичными для Богородского деталями — килевидным завершением, сдвоенными слуховыми окнами и заглубленным равноконечным крестом над ними. Специфичным является поясок из пяти полуциркульных арочек, разрывающий линию карниза под аттиком. Эта деталь, вероятно, была заимствована с фасада находящегося с левой стороны дома Ф. И.Обжорина (ул. Ленина, 222). На фотографии конца XIX— начала XX в. видно, что, в то время как дом Обжорина уже был построен, на месте дома Головастиковой еще стояло низкое двухэтажное деревянное здание, впоследствии снесенное (илл.3.1). Это позволяет утверждать, что существующий каменный дом Головастиковой был пристроен кдому Обжорина, и при этом карнизы обоих зданий выведены на одну отметку. В настоящее время здание окрашено в желтый цвет с белыми деталями; здесь размещается аптека.
На противоположной стороне улицы внимание привлекает небольшой, но пластически выразительный дом крестьянина Ивана Васильевича Рязанова (ул. Ленина, 191), украшенный необычным по форме аттиком с вертикально расположенным овальным окном; вместе с находящимися по бокам деталями криволинейных очертаний это вызывает отдаленные ассоциации с элементами стиля барокко (илл.2.8). Карниз здесь напоминает классический трехчастный антаблемент. Углы здания и центральный выступ расчлененного на три равные части фасада акцентированы пилястрами, нижняя часть которых обработана крупным рустом с западающими филенками. В уровне верхнего этажа пилястры украшены двумя ярусами сдвоенных полуколонок. Их энергично круглящиеся стволы и придают объему здания пластичность. Прикрепленная на фасаде мемориальная доска напоминает о том, что в 1917-1918 гг. здесь располагалась городская фракция большевиков. Ныне в здании находится магазин и парикмахерская. Вместе с примыкающими к нему вплотную домами Обжориных (ул. Ленина, 193, 195) дом Рязанова составляет целостный фрагмент исторической застройки центральной улицы.
В результате изучения архитектуры села Богородского конца XIX — начала XX вв. выделена группа наиболее самобытных жилых зданий, в которых композиционные приемы эклектики органично соединены с формами национального стиля. Можно суверенностью утверждать, что вних-то и воплотились специфические черты, присущие богородскому каменному строительству. В настоящее время сохранилось около десяти жилых домов такого направления. Их отличительной особенностью является контрастное сочетание красной кирпичной кладки и филигранно обработанных белых или серых лепных деталей тонкой линейной прорисовки: стройных витых колонок в обрамлении окон, на угловых пилястрах и аттиках, а также плоских декоративных вставок в подоконных нишах и филенках пилястр (илл.2.9).
а - общий вид; б - окно; в - схема фасада; г - план 1 этажа; д - фрагмент пилястры и угловой столбик
а - схема фасада; 6 - общий вид; в - аттик; г - планы 1 и 2 этажей.
.
.
Наиболее ярким образцом в данной группе построек является дом крестьянина Василия Федоровича Сырова (ул. Ленина, 258) (илл.2.Ю). Это солидное крупное здание в два с половиной этажа и восемь световых осей по главному фасаду отличается богатым декором и оставляет впечатление спокойной величавости. Три центральных окна нижнего этажа имеют нетипичные для богородской архитектуры полуциркульные завершения (сохранились и оригинальные фигурные рамы). При оформлении замковых камней в вершинах арочных обрамлений окон использован мотив, напоминающий изображение короны. Тянутые колонки по бокам окон имеют сложный профиль и опираются на фигурные элементы, вызывающие ассоциации с формами русского средневекового зодчества. Развитые двухъярусные наличники окон верхнего этажа с аналогичными замковыми камнями и профилированными кронштейнами по бокам образуют на фасаде непрерывный волнообразный пояс, подчеркивающий мощную горизонталь фриза с характерными кирпичными зубцами.
.
.
.
ДОМ И. В. РЯЗАНОВА (ул. Ленина, 191). Вторая половина XIX в.
а - общий вид; 6, в - фрагменты главного фасада; г - схема фасада; д - планы 1 и 2 этажей.
Декоративные мотивы в подоконных филенках каменных жилых домов конца XIX - начала XX вв.
a - дом М. И. Обжорина (ул. Свердлова, 95); б - дом Солодовникова (ул. Свердлова, 33);в, ж - дом В.Ф.Сырова (ул. Ленина, 258); г- дом Ф.А.Желтова (ул. Свердлова, 63); д - дом А. В. Головастикова (ул. Московская, 40); е - дом В. М. и А. А. Хохловых (ул. Брагина, 13); и - дом И. Л. Семина (ул. Кашина, 15).
.
Привлекают внимание плоские декоративные вставки, размещенные в подоконных нишах-филенках. В нижнем этаже они напоминают бабочку или цветок, в верхнем — драпировку или полотенце-рушник со свисающими концами. С правой стороны к зданию примыкает поздняя входная пристройка, не вполне выдержанная в общей стилистике фасада. С левой стороны имеются остатки кирпичных ворот; это позволяет предположить, что дом в прошлом являлся частью усадебного комплекса. В настоящее время здесь находится детский сад.
В том же ключе выдержан двухэтажный главный дом расположенной поблизости усадьбы Семыгина (ул. Ленина, 266, 268) (илл.2.11). В его декоративном убранстве, в целом характерном для богородской архитектуры, выделяются угловые пилястры. В нижней части они выложены из чередующихся красных и белых горизонтальных полос; в уровне верхнего этажа украшены изящными белыми лепными полубалясинами. Верхняя часть пилястр, примыкающая к карнизу, декорирована белыми деталями, напоминающими упрощенные модульоны. Выше линии карниза вертикали пилястр визуально продолжаются угловыми столбиками. Симметричный фасад в пять световых осей увенчан широким и пологим треугольным аттиком.
а - общий вид; б - фрагмент фасада; в - планы 1 и 2 этажей; г - схема фасада; д - окно нижнего этажа
а - общий вид главного дома; б - общий вид усадьбы; в - окно верхнего этажа главного дома; г - фрагмент пилястры главного дома.
.
.
.
Здание сохраняет первоначальное цветовое решение — красный с белым. Сейчас здесь находятся детские ясли.
Еще одним, более скромным образцом данного направления является дом Михаила Ивановича Обжорина (ул. Свердлова, 95) с кирпичными воротами (илл.2.12). Здание выделяется на фоне других домов улицы Свердлова (бывшей Стрелецкой), которая тянулась через все село параллельно улице Большой, однако не и мела столь капитальной и представительной застройки. Ось симметрии главного фасада выделена легким выступом-ризалитом и более развитым, чем прочие, наличником окна верхнего этажа с треугольным завершением в виде «разорванного» фронтона. Элементы декора — наличники, горизонтальные пояса — выполнены в несколько суховатой, измельченной манере. В подоконных филенках имеются декоративные мотивы в виде узких «лежачих» ромбов на фоне прямоугольника (заимствование из архитектуры классицизма). Пилястры рустованы по всей высоте. Широкий междуэтажный пояс получает продолжение и над аркой ворот, образуя над ней прямой аттик, по оси симметрии которого располагается круглая розетка. Сейчас здание используется как жилой дом на несколько семей.
а - общий вид; 6 - схема фасада; в - планы 1 и 2 этажей; г - окно верхнего этажа.
.
Пара жилых зданий-«близнецов» — дом Николая Ивановича Челышева (ул. Ленина, 111) и дом Михаила Васильевича Сырова (ул. Ленина, 168) также относилась к рассматриваемой группе памятников, на что указывают характерные декоративные детали (илл.2.13). Однако современная сплошная покраска этих зданий в желтый цвет значительно снизила их эффектность. Такие небольшие, но основательные, «ладные» дома в полтора этажа типичны для каменной застройки Богородского. Можно суверенностью сказать, что они возводились одной и той же строительной артелью. Оба дома имеют практически одинаковые уличные фасады в пять световых осей; незначительные различия имеются лишь в отдельных деталях. По оси симметрии фасада в каждом из домов находится аттик сегментной формы с широкими боковыми полками, которые поддерживаются спаренными каннелированными колонками. Слуховые окна объединены общим обрамлением с диагональной насечкой. В венчании аттика имеется накладной декоративный мотив в виде свисающей гирьки (дом Челышева) или поясок из круглых розеток (дом Сырова). В сандриках наличников верхнего этажа размещены плоскостные элементы в виде двух S-образных завитков. В подоконных филенках располагаются уже встречавшиеся стилизованные изображения драпировки или полотенца. В доме Челышева в узких простенках между окнами находятся полуколонки, а в доме Сырова — накладки в виде вертикальных ромбов в сочетании с кругами. С левой стороны к каждому из домов примыкает деревянная входная пристройка.
Дом Н. И. Челышева: а - общий вид; б - фрагмент фасада; в - схема фасада,- г - планы 1 и 2 этажей Дом М. В. Сырова: д - схема фасада; е - планы 1 и 2 этажей; ж - общий вид; и - фрагмент фасада.
(Подобное соединение водном здании различных материалов — камня и дерева — было характерно для зодчества всей Нижегородской губернии данного периода). В пристройке дома Сырова сохранились рамы окон верхнего этажа с мелкой фигурной расстекловкой, в рисунке которой читаются наложенные друг на друга стрельчатые арки и ромбы с вогнутыми сторонами. Над входной филенчатой дверью имеется треугольный деревянный навес, опирающийся на деревянные же кронштейны. В тимпане навеса виден абрис килевидного кокошника, который встречается и в других зданиях. В настоящее время оба дома являются жилыми.
Как уже говорилось, в своей центральной части село Богородское имело, в основном, каменную застройку; но по мере удаления от центра капитальные каменные здания встречались лишь в виде отдельных вкраплений. По сравнению с жилыми домами на главной улице они имели, как правило, меньшие размеры и высоту, были скромнее по характеру декоративного убранства. Среди них представляет интерес дом Михаила Ивановича Морковкина (ул. Урицкого, 17), примечательный своей объемной композицией (илл.2.14). К симметричному полутораэтажному объему в пять световых осей по главному фасаду примыкает пониженная входная часть (вход ныне заложен), а к ней, в свою очередь, низкая одноэтажная пристройка в одно окно. Пропорции окон цокольного этажа близки к квадрату; окна верхнего этажа гораздо более высокие. Это отражает внутреннее поэтажное зонирование — внизу обычно располагались хозяйственные и складские помещения, комнаты прислуги, а наверх) жилые комнаты хозяев дома. Небольшая входная пристрой ка декорирована богаче, чем основной объем — сдвоенные окна с полуциркульными завершениями фланкируются парными полуколонками, поддерживающими широкий фриз, над которым имеется треугольный аттик. По верхнему краю аттика сохранился гребень из просечной жести — элемент, имевший в данный период широкое распространение. В данном случае ассортимент уже знакомых декоративных форм в комбинации с необычным объемным решением придает облику здания, несомненно характерного для Богородского, и определенную индивидуальность. Ныне это жилой дом на несколько семей.
Стиль модерн, пришедший в конце XIX в. на смену эклектике, не получил распространения в архитектуре Богородского. Его влияние проявляется здесь лишь в виде внешних признаков — как правило, отдельных модных элементов декоративного убранства, наложенных на традиционную основу здания. Поэтому в данном случае более уместно говорить не омодерне, а об эклектике, испытывающей влияние модерна. И хотя на данный момент в Богородске сохранилось всего четыре (два каменных и два деревянных) здания, носящих черты модерна, одно из них, безусловно, является наиболее ярким образцом гражданской архитектуры села начала XX в., а в настоящее время — своего рода визитной карточкой города. Речь идет одоме Василия Васильевича Головастикова (ул. Ленина, 185) (илл.2.15).
По сведениям богородского краеведа Н. А. Пчелина , троим братьям Головастико-вым — Василию, Алексею и Андрею — принадлежал весь вытянутый земельный участок вдоль Песочного (бывшего Головастикова) переулка, по узким сторонам ограниченный улицами Ленина и Московской; последняя ранее носила название Банные зады, что отражало ее второстепенный характер по отношению к главной улице и было связано с размещением на ней бань, всегда ставившихся на удалении от жилых домов в целях противопожарной безопасности. Со стороны этой улицы на участке также находился двухэтажный каменный жилой дом, простой и рациональный по архитектуре (ныне — ул. Московская, 40). В переулок выходил третий дом, ныне снесенный.
Дом В. В. Головастикова занимает угловое положение при пересечении улицы Ленина с переулком Песочным. Следуя форме участка, в плане он имеет форму трапеции. Несмотря на скромные размеры (15,5x14,5 м в плане, два этажа), здание выглядит очень представительно. Оно отличается стройностью пропорций, хорошей прорисовкой всех элементов, запоминающимся обликом. Обилие белых оштукатуренных деталей на фоне красных кирпичных стен придает дому праздничный, нарядный вид. Оба симметричных уличных фасада расчленены на три части; боковые выступы — ризалиты имеют симметричные ступенчатые завершения сложных очертаний, украшенные прямоугольными нависающими фестонами. Пояс из более мелких фестонов подчеркивает линию широкого прямого карниза. Крупные размеры окон нижнего этажа указывают на торговый характер помещений (Н. А. Пчелин сообщает, что хозяин держал здесь магазин продуктов).
а - общий вид; 6 - схема фасада; в - планы 1 и 2 этажей.
Дом В. В. Головастикова является образцом провинциальной эклектики с чертами позднего модерна, обратившегося к историческим стилям. Рационализм обнаженной кирпичной кладки сочетается здесь с романтизмом неоготической ветви модерна. На его влияние указывают активный характер силуэта здания с крутыми уклонами щипцов, а также форма отдельных деталей, таких, как круглые ниши в лепных рамах по осям симметрии ризалитов или абрис окон нижнего этажа с завершениями в виде упруго изогн уты арок. В целом характер архитектуры здания был нетипичен для Богородского, и это позволяет предположить участие в его постройке профессионального нижегородского архитектора, имя которого пока не установлено. Сейчас в бывшем доме В. В. Головастикова располагается расчетно-кассовый центр.
а - общий вид; б - фрагмент фасада; в - схема фасада; г - окно нижнего этажа; д - планы 1 и 2 этажей.
ВИД НА КАБАЦКОЕ ОЗЕРО И УЛИЦУ БРАГИНА
а - дом В.М. и А. А.Хохловых (ул. Брагина, 16); 6 - усадьба В.М. и А. А.Хохловых (ул. Брагина, 13,14); в - усадьба Л. А. Лосева-Рощина (ул. Брагина, 9,10).
.
.
Важнейшая составляющая архитектурного облика Богородска — усадебные комплексы конца XIX — начала XX вв. Усадебный тип жилища являлся наиболее целесообразным для хозяйственного уклада торгово-промышленных сел. Главной особенностью таких усадеб была многофункциональность— кроме жилых и хозяйственных строений, здесь имелись в различных комбинациях также производственные, складские и торговые постройки. Для Богородского, почти все население которого составляли кожевники, типичным было «внедрение» в структуру усадьбы производства, которое в более или менее развитом виде имелось в каждом из средних и крупных хозяйств.
Целостный фрагмент усадебной застройки можно видеть на улице Брагина (бывшей Болотной), полукругом охватывающей Кабацкое озеро. Это, несомненно, самая очаровательная из улиц старого Богородска, вносящая элемент живописности в его регулярную структуру. Здесь историческое ядро города, его «сердце». Однорядная застройка, следуя изгибу береговой линии, ориентирована фасадами в сторону озера, а уличное пространство раскрыто на водную гладь. В ясную погоду в спокойной воде отражаются силуэты нарядных домов и усадеб из красного кирпича. Этот тихий уголок города не утратил своего своеобразия; он является настоящим музеем под открытым небом. «Экспонаты» этого музея — усадебные комплексы конца XIX в., принадлежавшие зажиточным крестьянам (илл.2.16).
Оказавшись на улице Брагина, сразу ощущаешь ее композиционную цельность, которая достигается ритмическим повторением в «фасаде» улицы характерных элементов городских усадеб — двухэтажных жилых домов и флигелей. Своеобразным модулем, структурной единицей застройки здесь выступает уже не отдельное здание, а усадьба в целом. Въезд на территорию усадьбы обычно обозначен кирпичными воротами в сочетании с одной или двумя узкими калитками. Эти малые формы придают облику улицы целостность и завершенность. При том, что усадебная застройка носит дисперсный характер (объемы домов не образуют сплошного массива), ворота и ограды создают ощущение непрерывности ее фронта, объединяя отдельные здания и вто же время создавая характерный волнообразный ритм с визуальными паузами.
.
.
УСАДЬБА Л.А.ЛОСЕВА-РОЩИНА (ул. Брагина, 9,10). Вторая половина XIX в.
а - общий вид усадьбы; б - угловая часть главного дома; в - схема фасада усадьбы; г - планы 1 и 2 этажей главного дома и флигеля.
.
.
На противоположной стороне Кабацкого озера, там, где к нему прилегает улица Кашина (бывшая Алешковская), издалека выделяется главный дом усадьбы Ивана Лукича Семина (ул. Кашина, 15), обладающий нарядным декоративным убранством (илл.2.19). Угловые пилястры в уровне верхнего этажа украшены белыми витыми полуколонками с условно изображенными «капителями». Фасад «покрывают» оригинальные декоративные мотивы, напоминающие народную вышивку (это сходство усиливает также контраст белых деталей и красного поля стены). Среди них — изображение колеса со спицами над окнами нижнего этажа, элементы в виде двух зеркально отраженных дуг, скрепленных круглыми «таблетками», в междуэтажном поясе, медальоны, висящие на сегментах дуг в простенках между окнами. Примечательно, что все эти детали выполнены из тесаного кирпича и окрашены в белый цвет. Над окнами верхнего этажа проходит горизонтальный пояс из заглубленных равноконечных крестов и широкий фриз под карнизом большого выноса. Здание увенчано развитым аттиком во всю ширину главного фасада, имеющим вид кокошника или короны плавных очертаний, и расчлененным на три части выступающими столбиками. Как и весь фасад, аттик обильно украшен белыми деталями. К сожалению, облик здания искажен поздними боковыми пристройками, нарушающими цельность его архитектуры. Сейчас здесь находится городская типография. Кроме главного дома, в составе усадьбы Семина сохранился небольшо i каменный флигель под двускатной кровлей, расположенный в глубине участка.
Другие примечательные по архитектуре усадьбы Богородского рассредоточены в виде отдельных вкраплений на периферии исторического центра, где они выглядят особенно представительно. Ведь в отличие от главных улиц, имевших большей частью плотную каменную застройку, здесь эти комплексы единичны и ярко выделяются на фоне скромных одноэтажных деревянных домов.
К югу от Кабацкого озера сложился район с историческим названием Вадская слобода, выросший вокруг одноименного пруда. Если идти по направлению к старинному сельскому кладбищу по улице Гагарина (кстати, и называвшейся Второй Кладбищенской), на пути встретится небольшая улица Курмыш, проложенная вдоль русла реки Рязанки. В советское время она была переименована в улицу Серп и Молот. Здесь, на пересечении с улицей Володарского (бывшей Старой Филипповкой), внимание привлекает усадьба Алексея Михайловича Солодов-никова (ул. Серп и Молот, 16, 18) (илл.2.20). Благодаря угловому расположению участка в квартале, основные усадебные постройки свободно размещены вдоль красной линии улицы Серп и Молот. Двухэтажный главный дом из красного кирпича фланкирован двумя массивными каменными воротами. Декоративный наряд дома прост и строг: рустованные на всю высоту угловые пилястры, скромные наличники с прямыми сандриками, небольшой аттик со слуховым окном по оси симметрии главного фасада. Между аттиком и угловыми столбиками выше линии карниза имелись металлические решетки (ныне утрачены). Архитектура здания выражает дух солидности и сдержанного достоинства. Несколько наряднее выглядят ворота, арки которых украшены рельефными поясами фигурной кирпичной кладки. С одной или с двух сторон от проездных ворот устроены узкие калитки с завершениями в виде полуциркульных арок. Над калиткой левых ворот имеется цементная табличка с датой постройки — 1894 и инициалами владельца — А. М. С. Подобные сведения в то время часто размещались на фасадах частных домов — на фронтонах, аттиках, металлических навесах, однако для Богородска это достаточно редкий случай.
К правым воротам примыкает крупный каменный флигель. Его облик в настоящее время искажен закладкой оконных проемов второго этажа и пробивкой новых на других отметках. На генеральном плане усадьбы 1924 г. из фондов ЦАНО указано, что флигель, предназначавшийся для сдачи внаем, был на тот момент не достроен [52]. Очевидно, первоначально задуманный как двухэтажный, он был повышен до трех этажей уже в процессе достройки здания в более позднее время.
Вышеупомянутый архивный документ позволяет увидеть также, что справа от флигеля, на некотором расстоянии от него находился двухэтажный кожевенный «завод» — смешанное (ка-менно-деревянное) здание под двускатной кровлей. Нижний этаж использовался для замочки кож в специальных бочках и их обработки, верхний — для просушки.
Планировка усадьбы Солодовникова демонстрирует ряд общих черт, характерных для подобных хозяйственных комплексов. Прежде всего, это небольшие размеры участка (3145 м ),
а - общий вид усадьбы; б - схема фасада усадьбы; в - схема генерального плана (с чертежа 1924 г.); г - план 1 этажа главного дома и флигеля; д - фрагмент фасада главного дома
a - общии вид усадьбы; б - угловая пилястра главного дома; в - схема фасада; г - окно нижнего этажа главного дома; д - планы 1 и 2 этажей главного дома.
УСАДЬБА А.М.СОЛОДОВНИКОВА (ул. Серп и Молот, 16,18). 1894 г.
а - общий вид усадьбы; б - схема генерального плана (с чертежа 1924 г.); в - кирпичные ворота; г - схема фасада усадьбы; д - планы 1 и 2 этажей главного дома и флигеля.
УСАДЬБА Н.А.САЛОВА (ул. Героя Усилова, 1). 1892 г.
a - общий вид усадьбы; б, в - навес над главным входом; г - схема фасада; д - окно верхнего этажа главного дома; е - планы 1 и 2 этажей главного дома
а - усадьбы; б - схема фасада усадьбы; в - окно верхнего этажа главного дома; г - ( флигель и ворота; д - планы 1 и 2 этажей главного дома и флигеля
а - общий вид усадьбы (ул. Кашина, 14,12); б - схема генерального плана; в - производственный флигель (ул. Кашина, 12а).
.
На примере богородских усадеб, в структуре которых практически всегда имелись кожевенные «заведения», наглядно прослеживается развитие и рост кустарных хозяйств. В конце.
XIX в. кожевенные предприятия, определяющие экономическую жизнь поселения и его переходный отсела к городу характер, еще не выделились в обособленные комплексы. В большинстве случаев они входили в состав промышленных усадеб. Вначале производственные постройки представляли собой примитивные избы-кожевни, находившиеся в глубине дворов. Чаще всего они строились из дерева, как из более дешевого и доступного материала. Постепенно деревянные постройки заменяли одно — двухэтажные каменные протяженные корпуса. Такие характерные для Богородского узкие кирпичные здания под двускатными кровлями имелись, например, в составе усадьбы И.Ф. и В.Ф. Кукиных (ул. Кашина, 12, 12а, 126, 14). Оба вытянутых двухэтажных корпуса поставлены с отступом от красной линии улицы, но при этом один из них длинной стороной обращен к Кабацкому озеру (илл.2.23).
.
2.24 ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ФЛИГЕЛЬ (ул. Кашина, 34). Конец XIX в.
Другим хорошо сохранившимся образцом этого типа является двухэтажный производственный флигель (ул. Кашина, 34). Эта сугубо утилитарная постройка по-своему выразительна. Плоскости мощных кирпичных стен прорезаны редко расположенными небольшими окнами с бровками над ними. Крупные ворота с сегментным завершением находятся на длинной стороне флигеля, тогда как торцы оставлены глухими. Замкнутый и суровый облик здания дополняют скупые детали — угловые рустованные пилястры, междуэтажный пояс и карниз, образованный нависающими рядами кирпича. Решенный простыми, лаконичными средствами, флигель выглядит добротным и надежным (илл.2.24).
К началу XX в. производственные здания в составе усадеб значительно укрупняются и в отдельных случаях выходят на красные линии улиц, обликом напоминая общественные здания. В это же время намечается характерная для городов тенденция выноса промышленных предприятий на окраины. На основе наиболее крупных, технически развитых хозяйств, постоянно расширявших производственные площади, формируются значительные по размерам усадебно-производственные комплексы или промышленные усадьбы, рассредоточенные на периферии исторического центра.
К этому типу относится усадьба крестьянина Федора Алексеевича Желтова (ул. Свердлова, 63), известного в истории Богородска человека, сельского интеллигента, неординарного крестьянского писателя и этнографа. Он состоял в переписке со знаменитым русским писателем J1. Н. Толстым, возглавлял общину молокан и одновременно являлся владельцем крупного кожевенного завода, входившего в состав его усадьбы . Особенностью этого комплекса является расположение на берегу небольшого водоема (так называемого Желтовского болота), который стал локальным центром застройки протяженной улицы Свердлова. Соседство пруда придает усадьбе особую живописность и лиризм, сходные с теми, что характеризуют застройку улицы Брагина, обращенную к Кабацкому озеру. Главный дом усадьбы Желтова примечателен тонко проработанным декором уличного фасада (илл.2.25). Среди украшающих его элементов — каннелированные полуколонки в филенках пилястр, как бы перевитые лентами и завершающиеся подобиями растительных капителей. Похожие тянутые анемичные полуколонки образуют боковые части наличников окон верхнего этажа. Эти детали отлиты из серого цемента и рельефно выделяются на фоне красных кирпичных стен, также, как плоские вставки в подоконных филенках, напоминающие драпировку или полотенце со свисающими кистями. Источником этого мотива могли быть, с одной стороны, стяги и знамена, характерные для декора в архитектуре классицизма; с другой — изображения полотенец или рушников, присущие народному деревянному зодчеству. В подоконных филенках нижнего этажа использованы более простые формы в виде ромбов, уже встречавшиеся в ряде других зданий. Справа от главного дома имеется одноэтажный кирпичный производственный флигель, стоящий торцом к улице. Имея утилитарный характер, он, тем не менее, соразмерен по пропорциям и отличается высоким качеством кирпичной кладки. Карнизные тяги, отделяющие щипец, перерезаются окном с полуциркульным завершением, размещенным по оси симметрии фасада. В настоящее время облик главного дома искажен устройством вытяжной вентиляции и боковой пристройкой из силикатного кирпича. В зданиях усадьбы сейчас находится кожевенный завод ТОО «Бокоз».
а - общий вид усадьбы; б - схема фасада усадьбы; в - фрагмент фасада главного дома; г - общий вид производственных корпусов; д - планы 1 и 2 этажей главного дома.
.
УСАДЬБА И ЗАВОД И.В.ХОХЛОВА (ул. Ленина, территория АО «Завод им. Юргенса»). Начало XX вв.
а - фрагмент производственного корпуса; 6 - общий вид вспомогательного деревянного здания; в - фасад производственного корпуса 1902 г.; г - схема генерального плана (с чертежа 1915 г.); д - план 1 этажа производственного корпуса 1915 г.; е - план 1 этажа производственного корпуса 1902 г.
.
Другим значительным предприятием Богородского был кожевенный завод крестьянина Ивана Васильевича Хохлова, который неизменно фигурировал в статистических отчетах и списках промышленных предприятий Нижегородской губернии начала XX в. В годы Первой мировой войны здесь впервые в стране была освоена новая технология производства хромовых кож [42].
Усадьба Хохлова находилась в западной части улицы Большой при выезде в сторону Павлова (в так называемом «Удалом конце»). Архивные документы дают возможность проследить поэтапное развитие производственной части этого комплекса илл.2.26). В 1902 г. Хохлов подал прошение в Нижегородское губернское правление о приспособлении построенного в 1901 г. на территории усадьбы небольшого каменного здания под кожевенный завод (при этом указывая, что изначально оно было предназначено для жилья с кладовыми на нижнем этаже). С этой целью к зданию сделаны две пристройки, в плане оно получило асимметричную т-образную форму с увеличением площадей более чем втрое. Протяженный фасад в пятнадцать световых осей с одинаковыми широкими окнами обоих этажей, расположенными в равномерном ритме, получил симметричное решение; центральная трехосная часть выделена широкими рустованными пилястрами . По документам 1915 г. видно, что за это время Хохлов приобрел соседний земельный участок и испросил разрешения на устройство на нем кожевенного завода по выделке хромовых кож. Проектируемое каменное двухэтажное здание, как и первое, размещено в глубине участка. На нижнем этаже смежно располагались дубильное отделение, зольное и мягчильное отделения, склад невыделанных кож. Особая пристройка предназначалась для размещения нефтяного двигателя. Верхний этаж занимали отделочное отделение, сушилки и склад выделанных кож. Фасад корпуса в семнадцать световых осей, отражая внутреннюю планировочную структуру, имел асимметричное решение. Внешний облик здания — пропорции, членения, детали — был во всем подобен корпусу 1902 г. .
В 1920-х гг. завод Хохлова, как и другие крупные предприятия, был национализирован и переименован в завод им. Юргенса. В 2007 г. это предприятие отметило свое 100-летие, сохраняя прежнюю специализацию — выделку кож. Но активное строительство, которое велось на заводе в середине XX в., практически уничтожило старые заводские постройки начала столетия, которые частично вошли в состав новых и были изменены до неузнаваемости. Вычленить сейчас историческую основу производственных корпусов практически невозможно; лишь в отдельных местах еще виден фрагмент старой, безукоризненно сложенной кирпичной стены или широкое окно с пологой сегментной перемычкой. От времени основания завода (еще в бытность его крупной промышленной усадьбой) сохранились лишь два каменно-деревянных дома по красной линии улицы (ул. Ленина, 93, 95). Речь об этих примечательных для архитектуры Богородского зданиях пойдет в главе, посвященной деревянному зодчеству.
В начале XX в. одним из самых крупных в Богородском был кожевенный завод горбатовско-го купца, почетного гражданина Алексея Васильевича Александрова на улице Завражной (ныне — ул. Данилова), вое название улица получила по расположению «за оврагом» (руслом реки Рязанки) относительно центральной части села. Александрову, богатейшему из богородских промышленников, принадлежали участки по обеим сторонам улицы (между современными улицами Котельникова и Правды). Это позволило разместить производственные постройки на северной стороне, примыкающей кдолине Рязанки, ажилой дом издание заводской конторы — напротив, вдоль южной стороны (ил.2.27).
В фондах ЦАНО сохранился документ, дающий представление об устройстве и внешнем облике завода Александрова в 1908 г. . Значительный по площади участок (6300 м ), близкий по форме к квадрату, на северной стороне улицы Завражной был плотно застроен производственными и складскими зданиями. На генеральном плане видны старая полукаменная кожевня, расположенная в глубине участка вблизи реки, крупные тесовые склады для готовой продукции, два каменных двухэтажных вытянутых корпуса, где размещались зольная, дубильная и летняя сушилка. Периметр участка занимали небольшие деревянные строения различного назначения.
.
.
2.27 (начало) УСАДЬБА И ЗАВОД А. В. АЛЕКСАНДРОВА (ул. Данилова, 27, 36, 38). Конец XIX - начало XX вв.
а - фасад производственного корпуса 1908 г. (авторский чертеж П. А. Домбровского); б - схема генерального плана (с чертежа 1908 г.); в - общий вид завода; г - вид улицы Завражной с усадьбой и заводом А.В. Александрова (открытка начала XX в.); д - план 1 этажа производственного корпуса 1908 г.
.
2.27 (окончание) УСАДЬБА И ЗАВОД А. В. АЛЕКСАНДРОВА (ул. Данилова, 27, 36, 38). Конец XIX - начало XX вв.
а - общий вид здания конторы; б - схема фасада усадьбы; в - планы 1 этажа жилого дома и конторы;г, д - навес над входом в контору; е - общий вид жилого дома; ж - навес над входом в жилой дом.
.
По красной линии улицы показан вновь построенный каменный двухэтажный корпус; в связи с его возведением и появился данный документ, который свидетельствует, что работы производились по проекту нижегородского архитектора и гражданского инженера П. А. Домбровского. Примечательно приведенное в деле письмо Александрова к Домбровскому, где подчеркивается постепенное, поэтапное развитие предприятия: «...честь имею сообщить, что на постройку старого моего завода никакого у меня разрешения нет, так как заведение первоначально открылось в небольшом здании, построенном моим дедом еще при помещике и затем развивалась промышленность и завод частями, без чертежей...». Однако, в конце XLX — начале XX вв. уже существовал порядок утверждения проектов строительства или реконструкции зданий в Строительном отделении Нижегородского губернского правления. Для сельской местности это распространялось лишь на общественные и производственные постройки, в то время как в городах утверждения требовали и жилые здания. Согласно чертежу, подписанному П.А.Домбровским, новый производственный корпус имел плоский симметричный уличный фасад из лицевого кирпича в пятнадцать световых осей. Центральная часть фасада была выделена пилястрами и прямым аттиком с надписью «Кожевенный завод А. В. Александрова». В проекте присутствуют внешние черты рационалистического модерна: окна первого и второго этажей, визуально объединенные нишами, создают энергичный ритм вертикалей; в то же время, протяженность фасада подчеркнута широким фризом с металлическими кронштейнами, поддерживающими карниз, и горизонтальным «ремнем», как бы стягивающим здание в верхней трети окон второго этажа. Два симметрично расположенных входа имеют типичные для модерна обрамления. Подобная стилистика, где черты модерна представали в сочетании с лицевой кладкой из красного кирпича, была характерной для производственных зданий начала XX в. Однако четкая симметрия фасада не отражала внутренней структуры здания, являясь самостоятельной «декорацией» (что было присуще архитектуре эклектики).
Сложная изрезанная форма плана заводского корпуса со стороны двора была обусловлена необходимостью блокировки с двумя существующими каменными зданиями. На нижнем этаже нового корпуса имелись два смежных зальных помещения, водном из которых располагались шерстомойка и зольные чаны, в другом — мочильные ямы и бочки. В отдельном помещении находились котельная и машинная с примыкающей к ним высокой дымовой трубой. Верхний этаж, прямоугольный в плане, был разделен по всей длине продольной перегородкой; со стороны двора здесь размещалась сушилка для кож, а со стороны улицы ряд смежных помещений — сушилка шерсти, красильня, отделочная, каток. Изолировано располагалось лишь помещение конторы. Необходимо отметить, что площади в здании использовались предельно рационально — отсутствовали коридоры, переходы, тамбуры, лестница имела крутой уклон, что также позволяло экономить место.
На фотографии начала XX в. запечатлен вид улицы Завражной со зданиями, принадлежавшими А. В. Александрову — заводом (слева), конторой и жилым домом (справа). Двухэтажное здание конторы (ул. Данилова, 36) стоит вдоль красной линии улицы в ряду жилых домов, отличаясь от них более крупными габаритами, масштабом членений фасада, значительной высотой и шириной окон. Обобщенность и простота архитектурного облика, присущая этой постройке в рациональном «кирпичном стиле», придает ей сходство с распространенным в начале.
XX в. типом зданий учебных заведений. Вход, расположенный по крайней правой световой оси главного фасада, выделен массивным кованным навесом, опирающимся на столбики крыльца. Это, пожалуй, самый нарядный из сохранившихся в Богородске входных навесов. В рисунок ажурной ковки включено стилизованное изображение солнца в окружении S — образных растительных побегов и инициалы владельца дома — А. В. А. Боковые части навеса, также ажурные, вместо традиционных треугольных кронштейнов имеют вид стрельчатых арок. Сохранились здесь и оригинальные филенчатые входные двери.
Жилой дом Александрова (ул. Данилова, 38), находящийся слева от конторы, имеет протяженный уличный фасад в девять световых осей. Его необычная для богородской архитектуры асимметрия подчеркнута аттиком с треугольным ступенчатым завершением и тремя слуховыми окнами. Здание, возможно, возводилось в несколько этапов, постепенно увеличиваясь, на что указывает усложненная композиция фасада. Вход со стороны улицы, также как ивзда-нии конторы, акцентирован ажурным кованным навесом с аналогичными инициалами. Жилой дом соединен с конторой кирпичной аркой ворот, деревянные створки которых украшены восьмиугольными филенками.
На упомянутой выше фотографии начала XX в. видно, что и жилой дом, и контора имели выше линии карнизов богатые по пластике завершения, состоящие из кирпичных фигурных столбиков и соединяющих их декоративных решеток; это обогащало силуэт обоих зданий, придавая им законченность и даже некоторую монументальность (ныне все эти элементы утрачены). Перед уличными фасадами имелись палисадники, обнесенные невысокой частой решеткой.
Таким образом, завод Александрова представлял собой развитый архитектурный комплекс, который доминировал в застройке улицы и формировал обе ее стороны. (В Богородском такой пример был единственным в своем роде).
В советские годы на базе бывшего завода Александрова было создано государственное кожевенное предприятие (ныне АО «Хромтан»). К сожалению, его исторические постройки в настоящее время находятся в удручающем состоянии. Особенно это относится к заводскому корпусу (ул. Данилова, 27) — позднейшие пристройки, а также полное пренебрежение к зданию, как памятнику истории и культуры, привели к тому, что узнать его практически невозможно. Бывший жилой дом в последние годы не эксплуатировался вовсе и находится в аварийном состоянии. И лишь здание конторы, которое сейчас используется в соответствии со своей изначальной функцией, сохранилось сравнительно хорошо и еще напоминает о самом значительном и преуспевающем частном кожевенном предприятии бывшего села Богородского.
В начале XX в. в связи с нарастающей конкуренцией, развитием новых технологий, современным техническим оснащением предприятий (установкой нефтяных и паровых двигателей) в Богородском увеличилась потребность в квалифицированных кадрах для кожевенного производства. Известно, что ведущие заводчики — Ф.А.Желтов и И. В.Хохлов — посылали сыновей в Европу для обучения передовым технологиям. Однако, такую возможность имели лишь немногие. Необходимо было организовать обучение специалистов непосредственно на месте. Поэтому было принято решение об открытии в Богородском специализированного учебного заведения — кожевенного ремесленного училища. Подобные профессионально-технические заведения, совмещенные с учебным производством, в Нижегородской губернии имелись и в других селах с ярко выраженной промышленной специализацией, таких, как Большое Му-рашкино и Павлово.
Для размещения училища сельским обществом было предоставлено двухэтажное каменное здание первой половины XIX в., расположенное вдоль красной линии улицы Стрелецкой (ныне — Свердлова, 3). По некоторым сведениям, изначально это была вотчинная контора помещиков Шереметевых, т.е. административное здание для управления селом. Его стилистическое решение — строгий классицизм с элементами барокко — соответствует такой гипотезе. Приметами классицизма являются оштукатуренные фасады, простые наличники прямоугольных окон верхнего этажа с прямыми сандриками (небольшими профилированными карнизами), широкие гладкие угловые пилястры, не расчлененные междуэтажным поясом, строгость, простота и минимализм архитектуры. Отголоски барокко — стиля, предшествующего классицизму - прослеживаются в рисунке наличников окон нижнего этажа с характерными выступами-«ушами». В составе училища здание имело административные и учебные функции (илл.2.28).
В 1902 г. в глубине участка было построено двухэтажное каменное здание учебного кожевенного завода [34, С. 70-71]. Во внешнем облике этого здания, фасады которого выполнены из лицевого красного кирпича, прослеживаются черты рационалистического модерна. К его приметам относится ведущая тема горизонтальных членений, которые представлены прямоугольным глухим аттиком, выделяющим центральный объем, декоративным поясом с характерными «свисающими» элементами под карнизом здания, а также «ремнями», опоясывающими фасады в верхней трети окон обоих этажей. На влияние модерна указывают и скругленные углы здания. Выступы центрального объема увенчаны кованными металлическими шпилями с изящными завитками в основании. В целом же деловой, представительный облик учебного завода напоминает архитектуру общественных зданий.
а - общий вид учебного завода; б - схема фасада учебного завода; в - общий вид учебноадминистративного здания,- г - вид учебного завода в начале XX в.; д - план 1 этажа учебного завода.
.
.
Современное цветовое решение учебного завода — красный с белым — выгодно подчеркивает основные членения фасада и архитектурные детали: пояс под карнизом, полосы на пилястрах ризалита, горизонтальные «ремни», сегментные перемычки с замковым камнем над окнами, подоконные ниши-филенки. Однако, на фотографии начала XX в. видно, что изначально здание было монохромным — цвета красного кирпича.
Выявлено несомненное сходство здания учебного кожевенного завода с вышеупомянутым проектным чертежом, выполненным П.А. Домбровским для завода А.В. Александрова (илл.2.27). Сравнительный анализ этого документа и главного фасада учебного кожевенного завода выявляет лишь небольшие, нюансные различия: расположение входов, ширина меж-оконных простенков и их оформление, форма аттика, пропорции подоконных филенок. В целом же фасад учебного завода практически идентичен проектному предложению для завода А.В. Александрова. Это позволяет предположить, что автором здания учебного завода также был П.А. Домбровский, на что указывает профессиональный характер архитектуры объекта. Косвенными свидетельствами можно считать и то. что имя П.А. Домбровского фигурирует в документах из фонда ремесленного училища, а А.В. Александров, один из крупнейших в Богородском промышленников, был его почетным смотрителем.
В плане учебный завод получил сложную расчлененную форму, обусловленную удобством технологического цикла. При этом в решении основного корпуса, поставленного параллельно улице и формирующего главный фасад здания, соблюден принцип симметрии: центральный выступ-ризалит, по оси которого расположен главный вход, фланкируется двумя одинаковыми боковыми крыльями. Дворовая часть завода, напротив, асимметрична: к центральному объему сзади примыкает более узкий г-образный корпус, правое крыло имеет одноэтажную пристройку.
Ремесленное училище в Богородском объединяло, таким образом, несколько разновременных построек; оно относилось к новому типу промышленно-гражданских здании начала.
XX в. — учебно-производственным комплексам. Его планировочное решение, несомненно, имело черты общности с крупными промышленными усадьбами, что еще раз подтверждает универсальность усадебного типа организации застроики поселения. В советский период на территории училища был построен еще один протяженный двухэтажный корпус; его левая часть выполнена в духе упрощенной классики 1930-х гг. В настоящее время училище преобразовано в Богородский кожевенный техникум. Исторические здания в его составе по-прежнему используются в соответствии с первоначальной функцией, и в такой преемственности, безусловно, есть закономерность и смысл.
Итак, основой экономической и хозяйственной жизни Богородского было кожевенное производство. Производственные функции были присущи и усадьбе, и учебному зданию, постепенно выделяясь также в самостоятельные здания и комплексы, разнообразные по величине: небольшие отдельно стоящие постройки, как, например, шерстомойка и мельница для корья И.В. Пчелина на берегу Рязанки рядом с Успенской церковью [38] (илл.2.29) и десятки ему подобных, либо достаточно крупные предприятия, такие, как каменный трехэтажнын паровом клееваренный завод В.П. Шереметева, построенный в 1882 г. на краю села [35] (илл.2.30). Однако, специфику Богородского составляли не они, а повсеместная «встроенность» производства в структуру каждого земельного надела, каждой ячейки застройки. Эта устойчивая черта сохранялась некоторое время и после революции в период НЭПа, на что указывают многочисленные архивные документы 1920-х гг.
На рубеже XIX — XX вв. специально построенные общественные здания в торгово-промышленных селах, подобных Богородскому, были единичны; учреждения, предприятия торговли и обслуживания чаще всего располагались в приспособленных для этих целей постройках, порой соседствуя с жильем. В особенности трудно провести границу между жилыми и торговыми зданиями, так как исторически сложившиися тип жилого дома славкой был повсеместно распространен в Нижегородской губернии.
Отдельно стоящих каменных торговых лавок, столь характерных для некоторых торгово-промышленных сел (например, Лыскова), в Богородском практически не сохранилось. Это еще раз подтверждает сосредоточенность населения исключительно на производстве. Из торговых построек до нашего времени дошли одноэтажные каменные торговые ряды (ул. Ленина, 214) (илл.2.31).
.
.
2.29 МЕЛЬНИЦА ДЛЯ РЖИ И КОРЬЯ И ШЕРСТОМОЙКА И.В.ПЧЕЛИНА. 1904 г.а - фасад,- б - планы 1 и 2 этажей (с чертежа 1904 г.)
Структурными ячейками таких зданий являлись элементарные прямоугольные помещения-отсеки, сблокированные поперечными стенами и формирующие вытянутые тор-гово-складские корпуса. Здание торговых рядов было образовано путем соединения вставкой двух отдельно стоящих построек (произошло это уже в советский период) [50]. Этот факт подтверждается отсутствием стилистической цельности фасадов (различный характер оконных обрамлений, пилястр, карнизов). Объединяющими элементами служат широкие оконные проемы с сегментными завершениями. Торговые ряды являлись важным градостроительным элементом центра села, замыкая пространство перед Воскресенской церковью и торцом выходя на красную линию улицы Большой. В настоящее время здание отремонтировано, покрыто новой кровлей красного цвета, гармонирующей с розовато-лиловой окраской фасадов с белыми деталями. Здание используется в соответствии с изначальной функцией — здесь находятся магазины продуктов и промтоваров.
Несмотря на экономическую значимость Богородского в масштабах губернии и всего региона, а также огромное для села число жителей, социальная инфраструктура здесь была недостаточна и получила некоторое развитие лишь к началу XX в. Особенно неблагоприятной была ситуация в сфере здравоохранения. В. П.Шеломаев сообщает, что лишь в 1873 г. в селе была открыта амбулатория, в 1875 г. назначен земский врач, а в 1881 г. появился первый приемный покой натри места. [34, С. 91] Эти факты ясно показывают, что строительство больницы в Богородском было в конце XIX в. насущной необходимостью.
Проект комплекса больницы в память Священного Коронования Императора Николая II был составлен в 1896 г.; строительство велось на добровольные пожертвования и было завершено к 1901 г. Больница располагалась на южном краю села рядом с кладбищем. Для строительства был выделен участок прямоугольной формы площадью 15380 м , ограниченный улицами Больничной и Ново-Валдайской (ныне ул. Котельникова и ул. Юргенса) Чертежи из фондов ЦАНО [36] позволяют составить представление об этом объекте (илл.2.32).
Генплан участка больницы имеет ярко выраженное трехчастное зонирование: зона главного здания со стороны широкой улицы Больничной, ведущей к центру села; двор с рядом хозяйственных построек (кухня, ледник, баня, сарай) со стороны улицы Ново-Валдайской; обширный сад, примыкающий к кладбищу. Градостроительное решение комплекса вызывает ассоциации с городскими дворянскими усадьбами эпохи классицизма. Главное каменное одноэтажное здание, формирующее фронт улицы Больничной, поставлено по оси симметрии участка с отступом от красной линии. Здание имеет п-образную в плане форму с двумя обращенными к улице боковыми ризалитами, образующими перед главным фасадом небольшой курдонер.
.
.
ПАРОВОЙ КЛЕЕВАРЕННЫЙ ЗАВОД В.П. ШЕРЕМЕТЕВА. 1882 г.
a - фасад (чертеж 1882 г.); б - схема генерального плана (с чертежа 1882 г.); в - план 1 этажа.
.
.
Сходство с усадьбой усиливает регулярный, «парадный» характер благоустройства с симметрично расположенными газонами и дорожками. Подобный «усадебный» тип планировки городских, земских и специализированных больниц, восходящий к традициям планировок классицизма, был вначале XX в. уже достаточно архаичным. Однако, существенно новым для Богородского является то, что некоторое внимание уделено здесь вопросам благоустройства и озеленения в связи с необходимостью создания рекреационных пространств — зон отдыха для пациентов.
Главный фасад здания больницы был расчленен боковыми ризалитами на три приблизительно равные части (по пять световых осей в каждой). По центральной оси фасада располагался выступающий объем входа под крутой двускатной кровлей. Украшением фасадов служили угловые рустованные пилястры, а также ступенчатый узор лицевой кирпичной кладки над окнами с сегментными завершениями и в поле щипца над входом. Линию карниза подчеркивал широкий декоративный пояс. Это здание — образец рационального «кирпичного стиля» без обращения к историческим аналогам.
а - общий вид; б - окно; в - схема фасада; г - план (с чертежа 1924 г.).
.
В основе планировочной структуры больницы лежала коридорная система с односторонним расположением палат, перевязочных, операционных, что обеспечивало естественное освещение коридоров. Левая часть здания, полностью отданная под амбулаторию с аптекой, имела собственный изолированный вход. В состав помещений были также включены санузлы и ванная комната. Все это говорит о том, что вопросам эвакуации, инсоляции, гигиены, удобства пациентов и персонала в этом здании уже уделялось внимание.
В середине XX в. здание больницы было надстроено вторым этажом в духе упрощенной классики с треугольными фронтонами и пилястрами между окнами; также был застроен кур-донер со стороны улицы, в результате чего главный фасад стал почти плоским. Таким образом, первоначальный облик здания начала XX в. утрачен.
.
БОЛЬНИЦА В ПАМЯТЬ СВ. КОРОНОВАНИЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II (ул. Котельникова, 34). 1896-1901 гг.
а - общий вид (начало XXI в.); б - фасад (проектный чертеж 1896 г.);.
в - план 1 этажа (проектный чертеж 1896 г.); г - схема генерального плана (с чертежа 1896 г.).
.
Однако, оно сохранило свою основную функцию — до начала XXI в. здесь располагалось терапевтическое отделение центральной районной больницы (ул. Котельникова, 34).
.
НАЧАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ - ПОКРОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ (ул. Котельникова). Середина XIX в. - 1990-е гг.
а - общий вид начального училища (фото начала XX в.); 6 - общий вид Покровской церкви.
На перекрестке улиц Больничной и Калашной (ныне ул. Котельникова и ул. Венецкого) в рассматриваемый период находилось крупное, прямоугольное в плане здание начального училища графа Шереметева (?). Старинная фотография позволяет получить представление о его внешнем облике (илл.2.33). Оба уличных фасада расчленены пилястрами соответственно натри и пять частей, каждая из которых завершается треугольным щипцом. В силу этого здание получило развитый зубчатый силуэт и сложную скатную кровлю. Арочные окна второго этажа имеют полуциркульные завершения (которые в Богородском встречаются лишь в слуховых чердачных окнах и небольших окнах коридорных пристроек жилых домов). Со стороны фасада по улице Больничной окна объединены по два крупными нишами также полуциркульной формы. Примечательно, что фасады училища оштукатурены. Необычный для Богородского характер архитектуры этого здания, в котором угадываются западноевропейские псевдоготические мотивы, позволяет предположить, что оно, также как и Успенская церковь, было построено Шереметевыми, единственными в селе носителями дворянской культуры, которая и была проводником подобных влияний в российской провинции. В пользу этого предположения говорит и несомненная принадлежность училища к первой половине XIX в. (напомним, что Успенская церковь возведена в 1816 г.), а также и то, что обе постройки, по всей вероятности, были задуманы как единый комплекс, что подтверждается общностью их стилевого решения (илл.1.9).
Точное назначение данного объекта пока не установлено; по разным сведениям, это было начальное училище графа Шереметева, высшее начальное училище, реальное училище, странноприимный дом. В любом случае, не вызывает сомнений общественная функция этой постройки, составлявшей «пару» с Успенской церковью.
Обращает на себя внимание композиционное и стилистическое сходство здания училища с храмом. И неслучайно именно на него пал выбор, когда в конце XX в. взамен разрушенных церквей в городе стали возводиться новые. В начале 1990-х гг. над кровлей поднялся шатер с золоченой маковкой, были пристроены притвор и алтарная часть. Новый храм был освящен в 1994 г. как Покровская церковь; сейчас ее бело-голубое здание — единственный в центральной части города высотный ориентир. Старинная постройка обрела новую жизнь и служит людям в новом качестве. И вновь, вопреки разорениям и смутам, разносится над Богородском колокольный звон...
В 1911 г. в селе появилась первая электростанция (илл.2.34). Ее здание заняло угловое положение между переулком Центральным и улицей Первой Рязанкой; в сильно перестроенном виде оно сохранилось до нашего времени (пер. Центральный, 6). Архивный документ 1920-х гг. позволяет увидеть, что изначально это была одноэтажная каменная постройка, в плане близкая к квадрату [54]. Южный фасад имел излом, подчиняясь трассировке улицы Первой Рязанки. Архитектура сооружения носит утилитарный характер, соответствующий его назначению. Крупные окна с полуциркульными завершениями расположены в равномерном ритме. Выступающие обрамления окон с замковыми камнями соединены горизонтальным поясом в межо-конных простенках. Такой прием создает на фасадах мотив волны, характерный для архитектуры модерна.
Далеко не все общественные здания Богородского конца XIX — начала XX вв. дошли до наших дней. В ряде случаев это связано с тем, что, будучи возведенными за казенный счет или «всем миром», на добровольные пожертвования, эти постройки были менее капитальными, чем частные жилые дома и усадьбы. Кроме описанных выше, сохранились волостное правление (ул. Ленина, 176), земская школа (ул. Красноармейская, 2), духовное училище (ул. Котельникова, 19), почта, располагавшаяся в доме Н. И. Александрова (ул. Красная площадь, 4).
Доходным домом принято называть многоквартирный жилой дом, построенный для сдачи квартир внаем. Такой тип зданий, получивший широкое распространение во второй половине XIX— начале XX вв. в связи с быстрым ростом капиталистических городов, обычно ассоциируется с петербургскими доходными домами в семь — девять этажей, которые занимали весь периметр принадлежавшего домовладельцу участка и образовывали дворы-колодцы. Но так было лишь в столицах. В провинции же доходные дома были гораздо скромнее по размерам и ниже по этажности; вдоль улиц они зачастую располагались с разрывами (не сплошным фронтом). По внешнему облику эти здания порой не отличались от купеческих или мещанских жилых домов.
.
ЗДАНИЕ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ (пер. Центральный, 6). 1911 г.
а - общим вид; 6 - фасад (с чертежа 1924 г.); в - окно; г - план (с чертежа 1924 г.).
.
.
В торгово-промышленных селах, подобных Богородскому, доходные дома в привычном смысле этого понятия распространения не получили — в селе необходимость в аренде квартир была невелика. Однако здесь имелся особый тип зданий, который можно назвать «сельским» доходным домом; он представлял собой нечто промежуточное между обычным доходным домом и общественным зданием. Специфика таких построек была в том, что помещения в них сдавались не в качестве квартир, а для размещения магазинов, трактиров, чайных, гостиниц, кинематографов. Арендаторами выступали различные учреждения или частные лица. Пользуясь тем, что растущему поселению была необходима все более развитая социальная инфраструктура, самые предприимчивые и состоятельные люди специально строили за свой счет здания для получения дохода путем сдачи их в аренду для нужд общества. В Богородском «сельские» доходные дома были единичны; все они располагались в центральной части улицы Большой (ныне — Ленина). Эти массивные кирпичные здания выделялись в мелкомасштабной.
жилой застройке своими размерами, высотой этажей, крупными членениями фасадов. Владельцами двух наиболее значительных построек данного типа были представители рода Обжо-риных — одного из самых зажиточных и влиятельных семейств села Богородского.
Доходный дом крестьянина Федора Ивановича Обжорина (ул. Ленина, 222), имея г-образную в плане форму, отмечал место примыкания главной торговой площади села — Базарной к улице Большой (илл.2.35). Вместе с домами Е. И. Головастиковой он составлял фрагмент сплошной брандмауэрной застройки. В начале XX в. дом Ф.И.Обжорина был самым крупным зданием села: длина его фасадов составляла 46 и 20 м (соответственно, девятнадцать и девять световых осей). Как и большинство богородских каменных домов, это образец рационалистического направления провинциальной эклектики — «кирпичного стиля». Однако, внешний облик здания нетипичен для местного варианта эклектики; все декоративные элементы кажутся тонкими, анемичными, плоскостными, в отличие от большинства жилых домов, стены которых выглядят массивными, а декор — рельефным и сочным. Завершения-аттики, акцентирующие ось симметрии каждого из уличных фасадов, также имеют несколько необычную для Богородского ступенчатую форму с круглым слуховым окном. Под карнизом здание опоясывает ряд полуциркульных арок. Верхний этаж гораздо более насыщен элементами декора, чем нижний, единственным украшением которого служат рустованные пилястры. Изначально здание сохраняло цвет и фактуру красного лицевого кирпича (в настоящее время оно окрашено в два цвета — желтый с белым). В основе построения фасадов — чередование одинаковых по ширине окон и расположенных в простенках пилястр. Заглубленные филенки пилястр столь широки, что создается эффект наложенного на плоскость стены каркаса из тонких линейных элементов. Это впечатление усиливают диагональные кресты и заглубленные квадратные ниши, имитирующие капители пилястр. В такой графичности, а также в ритмичности расположения пилястр, осмысленных как элементы конструктивного каркаса, угадывается влияние модерна сего культом линии. Но принципы расчленения фасадов остаются характерными для эклектики— равномерный ряд одинаковых узких окон, чередующихся с пилястрами, может быть продолжен до бесконечности. В планировочной структуре здания выделяются крупные ячейки, разделенные поперечными капитальными стенами. Доходный дом сдавался внаем «по частям»: на первом этаже в 1910-х гг. располагалось общество взаимного кредита, кинематограф и кожевенная лавка Маркова : на втором этаже находились гостиничные номера, чайная и клуб .
Мемориальная доска на фасаде содержит сообщение о том, что отсюда в 1918 г. отряд крас-ноармейцев-богородчан отправился на подавление контрреволюционного мятежа. В настоящее время в здании размещается городской общественно-культурный центр.
На противоположной стороне улицы при пересечении с нынешним Ленинским переулком находится еще один крупный доходный дом, принадлежавший крестьянину Александру Ивановичу Обжорину (ул. Ленина, 205). Это здание отмечает своим монументальным объемом въезд в центральную часть Богородска со стороны Нижнего Новгорода. Подчиняясь сложившейся трассировке улиц, дом имеет г-образную в плане форму с тупым углом, который акцентирован одинаковыми треугольными щипцами по обоим уличным фасадам (илл.2.36). Центр и боковые части главного фасада выделены легкими выступами-ризалитами. Привлекает внимание прием обрамления сдвоенных окон верхнего этажа на боковых ризалитах: они объединяются общим треугольным завершением, повторяющим наклон основного щипца. Над окнами, подчеркивая ось симметрии ризалита, имеется круглая розетка — элемент, часто встречающийся в богородской архитектуре. Под карнизами располагаются пояса из «свисающих» прямоугольных фестонов; подобные же детали находятся под окнами верхнего этажа. Примечательно, что украшаются только центральный и боковые ризалиты, поле стены между ними остается гладким (прием, восходящий к архитектуре классицизма). Однако в целом дом А. И.Обжорина является характерным образцом провинциальной эклектики. Как сообщает Н.А. Пчелин, в начале XX в. на первом его этаже располагалась чайная, а на втором — ресторан «Медведь». Согласно документам ЦАНО 1926 г. в период НЭПа здесь находился ресторан «Коммерсант» богородской трудовой артели. Сейчас здание занимает магазин строительных материалов компании «Ордер».
а - общий вид; 6 - схема фасада; в - фрагмент фасада; г - планы 1 и 2 этажей
a - общий вид; 6 - схема фасада; в, г - фрагменты фасада; д - план 2 этажа (с чертежа 1926 г.)
а - общий вид; б - планы 1 и 2 этажей; в - схема фасада; г - первоначальный вид до надстройки третьего этажа (фото 1920-х гг.)
а - вид в начале XX в.; 6 - вид в конце XX в.; в - вид в начале XXI в.
.
.
Дом горбатовского купца Ивана Васильевича Маркова (ул. Ленина, 184) также являлся доходным, на что указывают его крупные размеры (семь световых осей по главному фасаду) и значительная высота этажей (илл.2.37). В настоящее время здание имеет три этажа, но изначально оно было двухэтажным; между вторым и третьим этажами сохранился зубчатый фриз, обычно находившийся непосредственно под карнизом). На фотографии 1920-гг. видно, что до надстройки дом имел традиционный для Богородского облик с аттиком в центральной части фасада, угловыми столбиками над карнизом и декоративными металлическими решетками между ними. Здание выглядело особенно нарядно за счет контрастного сочетания красного фона стен из лицевого кирпича и белых деталей, подчеркивающих основные формы и членения фасадов — обрамления окон, детали пилястр и аттика (ныне фасады побелены). Очень красивы угловые пилястры — в верхней части ихукрашаютдвойные низкие каннелированные колонки с упрощенными базами и капителями (аналогичные детали имеются на ряде жилых домов в этой части улицы). Обращают на себя внимание линейные элементы в завершениях наличников второго этажа в виде сегментных арок, крестообразно пересекающихся по осям окон. Пристройка со стороны Риковского переулка является более поздней по сравнению с основным объемом. В настоящее время дом используется как административное здание.
а - общий вид доходного дома (ул. Ленина, 189); б - план 1 этажа доходного дома (с чертежа 1910 г.); в - схема фасада палатки; г - план палатки; д - общий вид палатки (ул. Московская, 44); е - схема генерального плана усадьбы (с чертежа 1910 г.).
.
Наряду с крупными зданиями, изначально предназначенными для извлечения дохода, в центре Богородского было достаточно много построек, типологически подобных жилых домам, в которых размещались магазины, лавки, чайные, трактиры (построенные как жилье, такие здания впоследствии сдавались внаем, полностью или по частям).
Дом Михаила Григорьевича Лосева (ул. Ленина, 187), который хорошо виден на фотографии начала XX в., привлекает решением главного фасада с расположенными в простенках между окнами плоскими пилястрами большого ордера (на всю высоту фасада). Подобные композиции были характерны для классицизма — стиля, почти не проявившегося в архитектуре Богородского. Оригинальна диагональная лицевая кладка перемычек над окнами верхнего этажа. Нижний этаж этого дома занимал галантерейный магазин горбатовского купца, выходца из Павлова М.Гомулина. Створки-«ставни» широких дверей, украшенные рекламой товаров, открывались непосредственно на улицу (илл.2.38).
В начале XX в. в городах и селах российской провинции широкое распространение получили «синематографы» или «электротеатры» (с современной точки зрения, это были небольшие кинозалы, расположенные, как правило, не в специально построенных зданиях, а в приспособленных для этой цели помещениях). Известно, например, о кинематографе П. А. Санкина и А. И. Серякова, открытом в 1910 г. в доме Павла Алексеевича Санкина (ул. Ленина, 189). В прошении устроителей о разрешении на открытие кинематографа приводится его описание: «синематограф наш находится в том же помещении, где был разрешен синематограф Слезкина с таким же размещением стульев, всего 11 рядов с проходом в 1/2 аршина посередине. Из зала имеется три выхода. Проекционная будка устроена снаружи каменной стены зрительного зала и обита железом». В отдельном каменном помещении во дворе размещался электродвигатель. Кроме кинематографа, на первом этаже дома со стороны уличного фасада находились также типография и магазин писчебумажных и канцелярских принадлежностей. Второй этаж занимала чайная (кухня для нее располагалась в подвале). Таким образом, этот небольшой дом соединял в себе развлекательные, торговые и производственные функции; учитывая его расположение в самом центре села, на главной улице, такая насыщенность вполне понятна и экономически оправдана. В настоящее время фасады дома Санкина оштукатурены и окрашены в два цвета — красный с белым. Сейчас здесь располагается магазин «Маленькая страна» (илл.2.39).
Вызывает интерес и планировка участка усадьбы А. Ф. Санкина [40]. Этот узкий прямоугольный надел (соотношение сторон 1:10) и мел два ул ич ных фасада. По красной линии улицы Большой фронт усадьбы формировал описанный выше доходный дом; со стороны так называемых Банных Задов (ныне ул. Московская) имелись палатка и флигель, в котором, очевидно, и проживала семья владельца усадьбы. Одноэтажная каменная палатка (ул. Московская, 44) обращает на себя внимание развитым аттиком в форме кокошника с двумя массивными столбиками по бокам. Гипертрофированность этого элемента по сравнению с миниатюрностью самого здания придает ему наивный, трогательный вид. К основному объему в три световых оси примыкает входная часть с двумя характерными полуциркульными окнами над входной дверью. Непосредственно за флигелем находились ледник и баня, а в глубине участка — каретник и амбар. Таким образом, в структуре усадьбы выделялись две зоны — жилая и общественная.
Обзор наиболее ярких примеров архитектуры каменных зданий села Богородского конца XIX— начала XX вв. выявил ее значительное разнообразие. Однако, это разнообразие в пределах единства, которое выражается и в композиции (симметрично-осевое построение фасадов с акцентированием центральной оси), и в характерном ассортименте архитектурных деталей (различные по форме аттики, белые штукатурные детали), и в стилистике (преобладание «кирпичного стиля»). Строгость и сдержанность представительной каменной застройки удивительно точно соответствует образу развитого промышленного села, имеющего вид города.