3 моляр
норматив общих и административных расходов
технологии с использованием жидкостекольного связующего
медогонка нержавійка ціна

АРХИТЕКТУРА СЕЛА БОГОРОДСКОГО . КОНЦА XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВОбщая характеристика архитектуры

АРХИТЕКТУРА СЕЛА БОГОРОДСКОГО . КОНЦА XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВОбщая характеристика архитектуры

Начиная со второйтретиХ1Х в. господствующим творческим методом в российской архитектуре стала эклектика, главной особенностью которой было свободное заимствование приемов и форм из различных архитектурных стилей прошлого. Функциональная и конструктивная основа здания облекалась в одежды минувших веков. Это могло быть обращением к какому-либо конкретному стилю (стилизаторство) или комбинирование водном произведении черт различных стилей (эклектизм). Поскольку выбор исторических прототипов был обусловлен, как правило, назначением здания, его функцией, эклектику называют также архитектурой выбора [10, С. 181]. Она включала в себя широкий спектр стилевых направлений: «академическую» эклектику, обращавшуюся к общеевропейским стилям — Ренессансу, барокко, классицизму; русский стиль, призванный возродить национальную самобытность отечественного зодчества путем изучения русской средневековой архитектуры допетровского времени; увлечение западноевропейской готикой и экзотическими восточными стилями — арабским, китайским, мавританским. Параллельно в архитектуре развивалось и рационалистическое направление, связанное вначале только с утилитарными постройками — промышленными и складскими. Однако постепенно оно распространилось и в сфере гражданских зданий — жилых и общественных. Заметным явлением в последней трети XIX в. стал так называемый «кирпичный стиль», в котором были эстетически осмыслены свойства лицевой кирпичной кладки (илл.2.1). Современные труды видных историков архитектуры (Е. А. Борисовой, А. В. Иконникова, Е. И. Кириченко, В. Г. Лисовского и других) «реабилитировали» архитектуру периода эклектики, показав ее историческую закономерность, функциональность и художественную ценность ее произведений.
a - особняк Н. С. Чеснокова (ул. Ильинская, 60), 1896-1899 гг.;.
6 - дом Георгиевского братства с часовней (ул. Пискунова, 38), 1902-1903 гг., арх. А. К. Никитин; в - ночлежный приют «Бугровская ночлежка» (ул. Рождественская, 2), 1880-1883 гг., арх. Ф. Н. Фалин
а - доходный дом М. И. Сизовой (ул. Б. Покровская, 52), 1904-1905 гг., арх. С.А.Левков; 6 - доходный дом М. Е. Карпова (ул. Ильинская, 69), 1907-1909 гг., арх. Е. А.Татаринов; в-городское училище им. М. В. Ломоносова (ул. Гоголя, 62), 1910-1913 гг., арх. Н. М. Вешняков.
.
Развитие рационалистической линии на фоне архитектуры эклектики во многом предвосхитило появление в 1890-х гг. абсолютно нового стиля, который в России получил название модерна. Несмотря на бесспорную преемственность с эклектикой, модерн принципиально отличался от нее стремлением к выявлению объема здания, трактуемого подобно скульптуре, к удобству и функциональности, что проявилось в принципе проектирования «изнутри — наружу», демонстрации современных конструктивных решений и строительных материалов — стали, стекла, бетона (рационалистический модерн). На первом этапе своего развития модерн программно отказывается от использования любых исторических аналогов и черпает вдохновение из мира живой природы, используя растительные и анималистические формы (декоративный модерн). На поздней стадии своего существования — в 1910-х гг. — модерн, однако, вновь обращается к истории архитектуры, глубоко переосмысливая при этом исторические прообразы с помощью метода стилизации. По определению нижегородского исследователя, историка архитектуры О. В.Орельскои , это «историзирующии модерн», вобравшии в себя опыт всего предшествующего этапа в развитии архитектуры (илл.2.2). Историческая роль модерна состояла в том, что он стал своего рода мостом от архитектуры нового времени к так называемой современной архитектуре, архитектуре XX в.
Поступательный процесс развития архитектуры не был повсюду единовременным. Любые новации осуществлялись вначале в столицах — Москве и Санкт-Петербурге, связанных тесными культурными связями с Западной Европой. Из столиц новые веяния проникали в архитектуру крупных губернских городов, таких, например, как Нижний Новгород, и оттуда уже распространялись по всей российской провинции, ее городам и селам. Хронологически развитие архитектуры в провинции всегда «запаздывало» по сравнению со столицами. Этот процесс характеризовался, с одной стороны, подменой глубинной сути новаций лишь внешними, «модными» признаками, и с другой, видоизменением заимствованных образцов под влиянием местных условий — климата, экономических особенностей, вкусов заказчика, строительных и художественных традиций. Поэтому архитектура российской провинции второй половины XIX — начала XX вв. лишь отдаленно напоминала столичные прототипы, и, рассуждая о ней, правомерно называть ее провинциальной эклектикой, так как в качестве образцов для подражания она использовала не исторические аналоги или стили, а современную ей архитектуру столиц и больших городов. Определение «провинциальная» в данном случае характеризует вовсе не отсталость, косность и консерватизм, а напротив — самобытность, своеобразие, неповторимость. Ведь при несомненных чертах общности в каждой конкретной местности сложилась своя, подчас индивидуальная трактовка того или иного явления в архитектуре, и эти бесчисленные варианты, подобно мозаике, составляют целостную панораму российского зодчества краткой и бурной эпохи развития капитализма. Одним из своеобразных фрагментов этой мозаики, без сомнения, является архитектура села Богородского Нижегородской губернии конца XIX — начала XX вв.