практические советы для стоматологов
критерии оценки работы команды
драгоценные камни бесцветные
Годівниця Українська деревяна на 4 літри, внутрішня з поплавком

Портрет архитектора Ф. Б. Растрелли. Художник Пфантсельт Люкас Конрад. XVIII в.

Портрет архитектора Ф. Б. Растрелли. Художник Пфантсельт Люкас Конрад. XVIII в.

Барокко — один из главенствующих стилей в европейской архитектуре и искусстве конца XVI — середины XVIII века. Для искусства барокко характерны грандиозность, пышность и динамика, патетическая приподнятость, интенсивность чувств, пристрастие к эффектным зрелищам, совмещению иллюзорного и реального, сильным контрастам масштабов и ритмов, материалов и фактур, света и тени.
Елизаветинское барокко — стиль в архитектуре эпохи Елизаветы Петровны (1741-1761), называемый также растреллиевским. Для елизаветинского барокко характерно разнообразие декоративного убранства, пространственный размах и ясность планировочных решений, живописная пластика и напряженная динамика форм. Стены стали более рельефными за счет объемных, выступающих элементов ордера — пилястр, колонн и т. д., лепнины, скульптур, а цветовые сочетания покрытий фасадов — яркими и контрастными. Фасады было принято окрашивать в два или три цвета, для декора использовалась позолота.
Основание Северной Венеции — Санкт-Петербурга — пришлось на время господствующего в искусстве стиля барокко, отчасти заимствованного у европейцев и подвергшегося многочисленным изменениям в России. Переход от сдержанного раннего барокко к его пышному и торжественному варианту произошел в петербургской архитектуре в 1740-х годах. Этот перелом был связан с воцарением императрицы Елизаветы Петровны и блестящим взлетом творчества Франческо Бартоломео Растрелли — наиболее яркого представителя так называемого елизаветинского барокко. До сегодняшнего дня неоспоримыми символами Санкт-Петербурга являются грандиозный Зимний дворец, роскошный Смольный собор и, конечно же, архитектурные ансамбли великолепных пригородов: Петергофа с его торжественной помпезностью и Царского Села с романтическим умиротворением.
Необычайный успех архитектора, безусловно, был следствием семейного влияния на развитие его таланта. Франческо Бартоломео Растрелли родился в Париже в 1700 году в семье известного итальянского архитектора и скульптора петровского и аннинского времени Бартоломео Карло Растрелли. Франческо получил начальное образование в Париже, а также учился у отца мастерству архитектора.
Во Франции Бартоломео Карло с семьей прожил 16 лет, пребывая на службе при дворе французского короля Людовика XIV. После смерти короля скульптор не получал никаких заказов, и поэтому в октябре 1715 года он с радостью принял предложение от российского посла Лефорта поехать в Россию на службу к Петру I. В контракте указывалось, что «господин Растрелли Флоренский обязуется ехать в Санкт-Петербург с сыном своим и учеником своим и работать там в службе его царского величества три года...».
Петергоф. Фрагмент Большого каскада
По дороге в Россию в феврале 1716 года они встретились в Кенигсберге с царем Петром I, ехавшим в это время за границу. Шестнадцатилетний Ф. Б. Растрелли впервые увидел легендарного монарха и создателя зарождающейся Северной столицы, слава о котором в то время гремела по всей Европе. Франческо Бартоломео оказался в пору своей юности на огромной стройке новой русской столицы, с поразительной быстротой выраставшей на островах невской дельты. Ничего подобного этому грандиозному воздвижению не видел Растрелли ни у себя на родине, ни в других странах Западной Европы. Да и нигде в мире тогда не было строительства, хотя бы отдаленно схожего по своим масштабам и смелости замысла с застройкой Петербурга.
Первый заказ, который получает Бартоломео Карло, — обустройство мызы Стрельна, предполагавшее создание там великолепного парка с каналами и водяными каскадами. Модель будущего ансамбля отец поручает сделать своему сыну Франческо. Так начался творческий путь будущего великого архитектора на российской земле.
Растрелли-младший был подмастерьем Растрелли-старшего и учился у своего отца. Через много лет, составляя перечень всего им сделанного, он причислит к своим работам и те, что выполнял под руководством отца. Стоит отметить, что Бартоломео Карло Растрелли все же был больше скульптором, чем архитектором. Вероятно, в их совместной работе ярко проявлялся архитектурный талант сына, который умело развивал и направлял в нужное русло отец. Становлению таланта зодчего способствовали не только его целеустремленность и увлеченность работой как в мастерской, так и на строительной площадке, но и общение с поистине великими архитекторами. В доме Растрелли часто бывали Доменико Трезини, его ученик Михаил Земцов, а также Гаэтано Клавери, прославившийся позже своими творениями в Дрездене при королевском дворе Августа.
Петергоф. Большой каскад
Кантемировский дворец в Санкт-Петербурге
Кантемировский дворец. Фрагмент фасада со стороны Невы
По истечении трех лет Бартоломео Карло хлопочет перед государем о том, чтобы отправить сына за границу для обучения архитектуре. Считается, что Франческо Бартоломео учился в Италии, Германии и Франции, но документальных подтверждений этому нет. Возможно, этой поездки и не было. Предположительно, в начале 1720-х годов Ф. Б. Растрелли возвращается в Петербург. Здесь впервые он выступает в качестве архитектора. Петр I поручает семье Растрелли отделку интерьеров во дворце Апраксина и внутренних покоев дома Шафирова, где впоследствии при Екатерине I происходило знаменитое первое заседание Академии наук.
Первой самостоятельной работой молодого зодчего в Петербурге было строительство дворца на Миллионной улице для молдавского господаря Антиоха Кантемира в период с 1721 по 1727 год. Здание построено в стиле барокко с элементами североевропейской архитектуры. Как отмечают исследователи творчества Франческо, это была еще ученическая работа. Тем не менее в компоновке объемов чувствовался талант зодчего. До настоящего времени дом многократно перестраивался и не сохранил первоначального облика.
Меншиковский дворец. Фрагмент гравюры А. И. Ростовцева. Начало XVIII в.
.
Об этом дворце сын Антиоха Кантемира писал: «Граф Растрелли родом итальянец, в Российском государстве искусный архитектор; за младостью возраста не столько в практике силен, как в замыслах и чертежах. Инвенции его в украшении великолепны, вид здания казист; одним словом, может увеселиться око в том, что он построил».
В правление императора Петра I Франческо Бартоломео Растрелли выполнил ряд проектов как для самого государя, так и для его ближайшего окружения. Он руководил постройкой каменного дворца в Бенгенбауме, находившегося в 10 км от Петергофа, а также нижнего сада и увеселительного дома, которые ранее принадлежали князю Александру Даниловичу Меншикову. Одновременно молодой зодчий достраивал дворец князя на Васильевском острове, где после 1727 года стал размещаться кадетский корпус. В это же время Франческо, обладая незаурядным талантом рисовальщика, выполнил в рисунке проекты для зданий Сената, равно как и для всех коллегий.
Ф. Б. Растрелли принял участие в достройке резиденции Петра Великого — каменного дворца с видом на Неву, названного Зимним.
Меншиковский дворец в Санкт-Петербурге
Меншиковский дворец. Большой зал.
.
Постаревший отец Франческо — Бартоломео Карло Растрелли — отличался острым умом и присущей европейцам смекалкой. Он понимал, что его талантливому сыну необходимо поработать под руководством какого-нибудь первоклассного мастера. После смерти Петра I пользовавшийся хорошей репутацией при императорском дворе зодчий и скульптор смог убедить Екатерину I отправить сына за рубеж для продолжения образования. Так, во второй половине 1720-х годов Ф. Б. Растрелли несколько раз выезжал на обучение в Европу, предположительно в Италию и во Францию, не прерывая на долгое время столь востребованное архитектурное творчество в Российской империи.
Меншиковский дворец. Главный фасад, план, поперечный разрез, деталь
Семья Растрелли не осталась без заказчиков после смерти Петра I Великого и Екатерины I. Между 1727 и 1731 годами архитекторы работали в Москве. Растрелли-младший по приказу императора Петра II создал в рисунке проект обширного увеселительного дворца из камня с большим садом для князя Ивана Долгорукого, фаворита императора и злейшего врага князя Александра Меншикова. Это говорит о том, что часто сменявшиеся государи на российском престоле и направления их политических взглядов не мешали яркому таланту итальянца привлекать внимание противоборствующих знатных фамилий, что редко случалось в истории с крупными деятелями архитектуры и искусства. В то же время Растрелли выполнил большой проект постройки нового Цейхауза — здания Арсенала с фасадом и профилями этого обширного сооружения.
По-настоящему талант Растрелли как искусного зодчего раскрылся при взошедшей на российский престол
Большой Кремлевский дворец. Картина XVIII в.
.
Возводя новый, нынешний (шестой по счету!), Зимний дворец, гениальный Растрелли был вдохновлен и горд порученной ему миссией. Он писал, что «каменное здание Зимнего дворца строится для одной славы всероссийской» в 1730 году племяннице Петра I — Анне Иоанновне. Став вдовой герцога Курляндского Фридриха Вильгельма в начале 1711 года, она прожила в скромном достатке около 20 лет в Курляндии и за это время успела истосковаться по русской роскоши. Государыня требовала для себя всего самого изысканного. Прозорливый Бартоломео Карло Растрелли умело этим воспользовался, приехав в Москву вместе с сыном на прием к новой императрице ко дню ее коронации 28 апреля 1730 года. После встречи с молодым зодчим она назначила его придворным архитектором и заказала возведение небольшого деревянного Зимнего дворца на каменных фундаментах близ нового Арсенала, недалеко от Московского Кремля. После завершения работ дворец был ее императорским величеством назван Зимним Анненгофом. Одновременно с дворцом архитектор Растрелли выстроил большой театр из дерева на каменных фундаментах с четырьмя ярусами лож. Он расположился на большой рыночной площади напротив главных ворот Кремля.
Ораниенбаум. Картина XVIII в.
.
В 1731 году рядом с Головинским дворцом в Лефортове на берегу Яузы Франческо Бартоломео Растрелли выстроил большой двухэтажный дворец из дерева с каменными погребами, получивший название Летний Анненгоф. Грандиозность сооружения наблюдалась уже при обзоре его размеров. Фасад дворца, обращенный в сторону Москвы, имел более 195 м в длину, не считая галерей, выходивших во двор, длиной более 120 м. Здесь же был посажен сад, а напротив дворца возведена из тесаного камня терраса с большим спуском, над которым был разбит цветочный партер. Окружали его пять бассейнов с фонтанами, украшенными позолоченными статуями и вазами. Во дворце насчитывалось более 400 комнат помимо большого зала и две парадные лестницы, также украшенные скульптурой. Этот обширный комплекс выполнен менее чем за четыре месяца, включая меблировку. Число рабочих, занятых при строительстве, превышало 8000 человек. Реализацию этого грандиозного проекта мастера можно считать его первой архитектурной работой такого масштаба.
В 1736 году Зимний Анненгоф от Кремля был перенесен в новую царскую резиденцию по соседству с Летним Анненгофом. Зимний дворец многократно перестраивался, сгорал и восстанавливался, а новое здание было выстроено в 1741 году русскими архитекторами при участии первоначального автора — Ф. Б. Растрелли. Но и оно неоднократно горело и перестраивалось до пожара 1771 года.
Императрица Анна Иоанновна отмечала Летний Анненгоф: «Сии есть новопостроенные преславные палаты в преждебывшем Головинском саду при Яузе в Немецкой слободе, которые так изрядный проспект имеют, что оные другим, имеющимся в Европе таким же увеселительным дворам, ни в чем не уступят» и окончательного исчезновения. Оба московских дворца и кремлевский театр до наших дней не сохранились.
По возвращении в Петербург в 1731 году Франческо Растрелли получил приказ построить на берегу Невы напротив большого Летнего сада деревянный дворец длиною не менее 140 м с большим спуском к воде для барок и шлюпок, что и было им исполнено и предстало в законченном виде к приезду императрицы.
Зимний дворец в Санкт-Петербурге. Фрагмент западного фасада
Зимний дворец. Иорданская лестница.
.
.
После переезда Анны Иоанновны в Санкт-Петербург весной 1732 года Ф. Б. Растрелли получил заказ от всесильного фаворита императрицы Эрнста Иоганна Биро-на на строительство вместительного и удобного манежа на пустыре между Невским проспектом и Большой Морской улицей (нынешней Дворцовой площадью). С этим заданием он успешно справляется, и строению присваивается прозвище «манеж на лугу».
В 1732-1736 годах семья Растрелли занимается проектированием нового большого каменного Зимнего дворца в четыре этажа, объединившего дома Апраксина и Кикина. Это здание было возведено рядом с Адмиралтейством напротив большой площади так, чтобы жилой корпус выходил на Большую Неву. В этом дворце находились большой зал, галерея и театр, парадная лестница, большая капелла. Все интерьеры парадных апартаментов были богато украшены скульптурой и живописью. Число комнат превышало 200, кроме дворцовой канцелярии, нескольких служебных помещений, лестниц, большого помещения для караула и прочее.
Зимний дворец. Лоджии Рафаэля
Для правительницы Всероссийской Анны Иоанновны Растрелли-младший соорудил большой Летний дворец из дерева с первым этажом из камня. К нему примыкал сад, разбитый согласно рисункам зодчего. Этот дворец долго служил обычной резиденцией монархов во время их летнего пребывания в Санкт-Петербурге.
Помимо профессиональных успехов стоит отметить и перемены в личной жизни, произошедшие в судьбе молодого итальянца в период реализации творческих замыслов. Примерно в это же время архитектор Растрелли женился на некой девице Уоллес. Молодая семья поселилась в доме Бартоломео Карло Растрелли. В этом браке у него в 1733 году родился сын Иосиф Яков, в 1734-м — дочь Елизавета Катерина, и в 1735-м — младшая дочь Элеонора.
Осенью 1734 года Э. И. Бирон предложил Франческо Бартоломео Растрелли заняться строительством собственной загородной резиденции в Курляндии, на что зодчий с удовольствием согласился. Бирон стал первым частным заказчиком архитектора. А заложенный 24 мая 1736 года Рундальский дворец стал его первой крупной самостоятельной работой. Вскоре Бирон поручает весьма востребованному зодчему строительство еще двух своих дворцов.
Несмотря на пережитое несчастье в конце 1737 — начале 1738 года — потерю сына и младшей дочери от эпидемии холеры, — Франческо продолжал активно работать. В это время Ф. Б. Растрелли по рекомендации Бирона назначается обер-архитектором императорского двора Анны Иоанновны с жалованьем 1200 рублей в год. То, о чем мечтал Бартоломео Карло Растрелли, когда приехал в Россию, смог осуществить его сын спустя 22 года. При этом Растрелли-младший получил служебную квартиру в бывшем Зимнем дворце Петра I.
Строительство в 1738-1740 годах более роскошных резиденций для симпатизирующего зодчему Э. И. Бирона в Митаве и в Циппельгофе (в современной Латвии) было связано с присвоением последнему статуса герцога Курляндского. Заказчик не был стеснен в средствах, что позволило Франческо полностью воплотить в чертежах зрелые идеи без опоры на достижения европейских и российских мастеров архитектуры. Сравнивая Митавскую резиденцию с Рундальской, можно говорить о творческой эволюции Растрелли. Приемы композиционного членения объемов и декоративной разработки фасадов от проекта к проекту становились все пластичнее.
Политические перемены в Российской империи не обошли стороной и семью Растрелли. После смерти Анны Иоанновны осенью 1740 года регентом малолетнего царевича Иоанна VI Антоновича ненадолго стал хорошо им знакомый Эрнст Бирон. Вскоре регентство перешло к матери царевича принцессе Анне Леопольдовне. При ней первым министром по военным, гражданским и дипломатическим делам стал немец Христофор Антонович Миних, арестовавший и сославший Бирона в Сибирь в начале 1741 года. На этом строительство резиденций Бирона в Курляндии было прекращено. По указанию Миниха, благосклонно относившегося к Франческо Бартоломео Растрелли, зодчий оставил недостроенный дворец в Митаве и прибыл в Петербург. Работа Растрелли в Курляндии осталась без оплаты.
В ночь на 25 ноября 1741 года при поддержке гвардейских офицеров Елизавета Петровна совершила дворцовый переворот и была провозглашена императрицей. Сразу же началась подготовка к организации пышных коронационных торжеств. Растрелли отбыл в Москву, чтобы к прибытию Елизаветы Петровны сделать все приготовления во дворце, а также со всяческим великолепием украсить большой зал, где ее императорское величество должна была дать церемониальный тронный обед в день коронации.
Коронационные торжества состоялись в апреле 1742 года и отличались небывалой пышностью. В память о них в Москве сохранялись до середины XX века Красные ворота, под которыми проезжал коронационный кортеж. Уже тогда в полной мере проявились любовь государыни к ярким зрелищам и стремление утвердиться в народной памяти. И это не удивительно: в правление Анны Иоанновны цесаревна Елизавета находилась в полуопале, носила «простенькие платья из белой тафты», чтобы не входить в долги, и многие годы жаждала овладеть российским престолом. Поэтому начало царствования Елизаветы запомнилось как период роскоши и всевозможных излишеств.
В это же время в Москве Франческо Растрелли построил деревянный дворец на каменных фундаментах близ Немецкого квартала, невдалеке от старого дворца Анненгоф. В жилом корпусе этого обширного здания был сделан большой зал, украшенный золоченой лепниной, в середине которого находился фонтан, а вокруг — позолоченный стол в форме императорской короны. Напротив дворца зодчий построил большой театр из дерева на каменных фундаментах с четырьмя ярусами лож. Все эти здания были закончены в течение двух месяцев после торжеств в честь коронации императрицы Елизаветы.
Екатерининский дворец в Царском Селе. Большой зал
По возвращении в Петербург Елизавета Петровна принялась за государственные дела. Вскоре последовали репрессии в отношении приближенных к прежнему двору. Преследованиям подверглись немцы и всё с ними связанное. Хорошие отношения Растрелли с Анной Иоанновной, Бироном и Минихом не остались не замеченными императрицей, которая приказала не признавать в России графское достоинство зодчего и задерживать выплату его жалованья. В добавление ко всем неприятностям последовал устный указ: «Никаких заказов итальянцу не давать». Архитектурными делами императорского двора стал заправлять Михаил Григорьевич Земцов, хорошо знавший Растрелли и пытавшийся всячески привлечь его к работе.
Аничков дворец в Санкт-Петербурге.
.
В тяжелой неопределенности архитектор провел два года. Он не уехал на родину, потому что понимал: Елизавета Петровна, как и Анна Иоанновна, любила окружать себя роскошью, неотъемлемой частью которой были дворцы в изысканном стиле барокко. А непревзойденным мастером барочной архитектуры в России являлся только Растрелли. Другие зодчие здесь в то время были или слишком молоды, или не столь мастеровиты. Поскольку Елизавета жаждала иметь собственные роскошные дворцы, она вынуждена будет обратиться именно к нему. Весной 1744 года она поручает Растрелли завершить прерванное строительство и внутреннюю отделку Летнего дворца, начатого при Анне Леопольдовне. Этот так называемый третий Летний дворец стал самым любимым местопребыванием императрицы, не жалевшей средств на его украшение. Позже он служил резиденцией монархов во время их летнего нахождения в Петербурге до того, как был снесен в 1797 году для строительства на его месте Инженерного замка императора Павла I. После успешного завершения дворца Елизавета назначила Растрелли обер-архитектором ее императорского величества, прибавила к жалованью 300 рублей, и оно составило 1500 рублей.
Строительство дворцов при Елизавете Петровне стало настоящим увлечением. Вслед за ней обустраивать свои резиденции стали и ее приближенные. Многие знатные семейства старались обзавестись «настоящим растреллиевским» домом. С весны 1742 года архитектор М. Г. Земцов начал строительство Аничкова дворца для графа А. Г. Разумовского. Успев возвести только два этажа, осенью 1743 года зодчий скончался. Эту постройку императрица в 1744 году поручила Растрелли, который работал над ее завершением и отделкой до 1750 года. В композиционном решении дворца и в оформлении его интерьеров уже виден зрелый почерк мастера, равно как и в другом, не менее известном в свое время его творении — Ропшинском дворцово-парковом комплексе. Императрица Елизавета конфисковала это имение у бывшего вице-канцлера М. Г. Головкина и превратила его в царскую резиденцию, задумав перепланировать и расширить его. Растрелли выполнил реконструкцию с большим размахом — создал первый в истории архитектуры большой ансамбль с дворцовым комплексом в центре и Верхним и Нижним садами по его сторонам.
.
В 1744 году Елизавета Петровна отправилась в путешествие по Малороссии, в частности побывала на богомолье в Киево Печерском монастыре, где провела две недели. Для последующих приездов на Украину она велела начать строительство царского дворца и собственноручно заложила первый камень в основание храма в честь апостола Андрея Первозванного. Не одобрив проект архитектора Шеделя, она передала проектирование знаменитому зодчему Растрелли. Он составил чертежи, а руководство строительными работами доверил архитектору И. Ф. Мичурину.
Собор Апостола Андрея Первозванного. Главный купол
Вид на Смольный монастырь с высоты птичьего полета.
Из-за большой занятости часто бывало, что участие Растрелли в возведении построек вдали от Джакомо Кваренги, последний и любимейший зодчий Екатерины II, подаривший Санкт-Петербургу шедевров не меньше, чем Ф. Б. Растрелли, снимал шляпу каждый раз, когда проходил мимо Смольного собора, и говорил:«Вот это церковь!».
.
Из-за большой занятости часто бывало, что участие Растрелли в возведении построек вдали от столицы, а также по заказам частных лиц ограничивалось подготовкой общего проекта, в то время как реализацию курировали другие зодчие. Императрица мечтала удалиться на покой в основанный по ее указанию в 1748 году Смольный монастырь, строительство которого велось придворным архитектором Растрелли до 1760-х годов близ берега Невы на месте небольшого дворца, где она провела свое детство.
С этого момента начинается пора блистательного расцвета таланта Франческо Бартоломео Растрелли. Он получает самые крупные официальные заказы. В великолепных творениях этого времени воплощаются идеи славы, могущества и богатства Российской империи. На пике славы Растрелли по требованию императрицы работал сразу над несколькими поистине грандиозными строительными проектами. С 1747 по 1752 год архитектор посвятил себя трудам по перестройке петровских резиденций на берегу Финского залива — Большого дворца в Петергофе и дворца в Стрельне. В 1747 году был создан эскиз Андреевского собора в Киеве. На 1752-1757 годы пришлась полная перестройка Екатерининского дворца в Царском Селе.
Из созданных архитектором монументальных частных резиденций, формирующих облик Санкт-Петербурга, стоит выделить дворец графа М. И. Воронцова, возведенный на улице Садовой в 1749-1757 годах.
и Строгановский дворец на Невском проспекте, построенный в 1753-1754 годах.
Огромные средства выделялись из казны на обустройство царских резиденций. Франческо Бартоломео Растрелли возвел в 1754-1762 годах Зимний дворец, служивший с тех пор главным местопребыванием российских монархов.
Пышный, насыщенный лепным декором стиль поли-хромных построек Растрелли получил в истории архитектуры наименование елизаветинского барокко. Пожалуй, наиболее яркий представитель этого направления Ф. Б. Растрелли первым соединил элементы европейского барокко с русскими архитектурными традициями, почерпнутыми им, прежде всего, из московского нарышкинского стиля.
В 1760 году отношения Растрелли с императрицей охладились из-за медленной реализации руководимых им проектов. Но не по вине зодчего. Большие деньги в это время тратились на ведение войны, а финансирование петербургских строек было слишком скудным.
Зимний дворец. Интерьеры
25 декабря 1761 года скончалась Елизавета Петровна, так и не успев поселиться в Зимнем дворце. Строительство императорской резиденции было завершено уже при Петре III. Он оказался единственным из правителей, наградивших Франческо Бартоломео Растрелли за труды: архитектору было пожаловано звание генерал-майора и орден Святой Анны. Стиль барокко достиг в России высшего расцвета, когда в Европе он уже сходил со сцены. Со смертью императрицы Елизаветы наступил его быстрый закат.
Уже летом 1762 года воцарилась императрица Екатерина II, при которой итальянцу перестали давать важные заказы — стиль барокко все больше уходил на задний план. 10 августа Растрелли был отправлен в отпуск в Италию для поправки здоровья. Спустя год Франческо вернулся в Петербург и узнал, что приглашенный французский архитектор Валлен-Деламот переделывает интерьеры Зимнего дворца. 23 октября 1763 года императрица подписала указ об отставке обер-архитектора, назначив ему пенсию 1000 рублей в год. Летом 1764 года зодчий отправился в Курляндию для достройки резиденций вернувшегося из ссылки Бирона. Но и там ему не удалось работать, как прежде.
Растрелли направил в Академию художеств прошение о присуждении ему звания «почетный вольный общ-ник», и 9 января 1771 года Академия удовлетворила его просьбу.
Умер Франческо Бартоломео Растрелли в 1771 году.