зуби анатомія
проблемы по вопросам "управление проектами"
пробойники штампы для ювелиров
Вулик лежак Дадан 20-рамковий, зібраний

Социально-экономические особенности развития крупного торгово-промышленного села Богородского во второй половине XIX - начале XX вв.

Социально-экономические особенности развития крупного торгово-промышленного села Богородского во второй половине XIX - начале XX вв.

Плотно заселенный край в междуречье Оки и Кудьмы издавна назывался Березопольем. Здесь, в так называемой Безымянной долине, в 35 км к юго-западу от Нижнего Новгорода в середине XVI в. возникло село Богородское. Оно появилось как один из узловых пунктов древнего Нижегородско-Муромского тракта, протянувшегося вдоль берегов Оки и связывавшего Нижегородский край с Владимиром и Москвой. Скудные песчаные почвы здешних мест, а также огромные помещичьи владения и, соответственно, крестьянское малоземелье стали причиной раннего появления промыслов, поначалу сочетавшихся с земледелием и служивших подспорьем в крестьянских хозяйствах. Дальнейшее развитие промыслов связано с выгодным расположением села на важном торговом пути, а также с формированием в Нижегородской губернии крупнейшего рынка сбыта — Макарьевской (впоследствии — Нижегородской) ярмарки. Основным видом производства, постепенно вытеснившим в Богородском прочие, стала обработка кож и изготовление кожаных изделий (рукавиц, обуви, сбруи). Распространение получило и валяльно-войлочное (кошемное) производство, которое, как правило, сопутствовало кожевенному (кошмы «валялись» из шерсти и были неотъемлемой частью конской упряжи). Ряд авторов, в том числе, один из первых и наиболее серьезных исследователей истории и хозяйствен но-экономического уклада Богородского В. П. Шеломаев, связывают появление здесь кожевенного промысла с переселением в Нижегородские земли в XVI в. ссыльных новгородцев. искусных ремесленников.
Природная ситуация также была благоприятной для кожевенного производства: Богородское располагалось на плоской равнине, изобилующей родниками, ручьями и небольшими речками. Все это как нельзя лучше отвечало специфике обработки кож, для которой необходима проточная вода. Неслучайно, историческим ядром Богородского стала местность, прилегающая к самому крупному водоему — Кабацкому озеру и протекающей поблизости реке Рязанке, по берегам которой располагались первые кожевни и устраивались запруды с возможностью спуска отработанных вод.
Уже к концу XVIII в. почти все население Богородского (около 5 тыс. человек) занималось исключительно промыслами — кожевенным, меднолитейным, горшечным, кирпичным, хому-тинным и другими . Надо отметить, что это было выгодно и владельцам села (с начала XVII в. князьям Черкасским, а с середины XVIII в. графам Шереметевым), которые всемерно способствовали развитию кожевенного производства. С этой целью они содействовали закупке сырья, давали крестьянам ссуды, брали государственные подряды на поставку кожевенных изделий. В Москве была открыта специальная сбытовая контора, для крестьян установлены льготы по провозу и торговле товарами .
В административном отношении Богородское было селом Горбатовского уезда, лидирующего в губернии по уровню развития крестьянских промыслов. Один из корреспондентов «Ниже городе ко го сборника» в конце XIX в. отмечал, что «Горбатовский уезд в промышленном отношении занял одно из первых мест среди уездов Нижегородской губернии, выставив целые массы народа, которые живут исключительно ручными производствами. Таковы Павлово, Ворсма, Богородское и другие» .
По свидетельству В П. Шеломаева, в начальный период своего существования кожевенные промыслы в уезде носили кустарный характер. Крестьяне обычно работали на дому не имея отдельных мастерских, вначале на конкретного заказчика, а затем — на развивающийся местный рынок и наторговца-скупщика. Наемный труд при этом не применялся. С развитием товарных отношений, выходом изделий на более широкий рынок сбыта — Нижегородскую ярмарку — кустарное кожевенное производство перешло в следующую фазу развития - мелкопромышленного товарного производства с использованием наемного труда. При этом производство было вынесено в особое здание — кожевенную избу или кожевню; в дальнейшем появился целый ряд специальных помещений — зольная, дубная (дубильная), сушильная, толчейная, отделочная, представлявших собой отдельные постройки либо объединенных в одном здании. Кожевня оборудовалась специальной «кожевенной посудой» - шайками, кадками, бочками, ножами для скобления и строгания кожи, а также зольными чанами и мочильными ямами. Таким образом, к концу XVIII в. сложился тип особого предприятия — «заведение» или «завод». При этом появилось разделение труда и работа по найму. Среди крепостных-предпринимателей постепенно выделились наиболее преуспевающие, вовлекавшие в промысел других крестьян. Оброк, который получали Шереметевы с отдельных производителей (Александрова, Маркова) доходил до 1000-1500 рублей, что в первой половине XIX в. было значительной суммой . Известный нижегородский писатель П.И. Мельников указывал, что в 1850 г. в Богородском было 95 кожевенных заведений, в том числе девять каменных. Среди лучших названы заводы А. Александрова, А. Жирнова, П. Кубышкина, А. Маркова, Ф. Маркова, С. Пчелина. В это время в Богородском ежегодно выделывалось кож на сумму 105 000 рублей; в производстве было занято до 220 человек .
После государственных реформ 1861 г., и особенно с 1890-х гг. кожевенное производство в Богородском развивается все более быстрыми темпами — под влиянием растущей конкуренции на предприятиях вводится механизация, совершенствуются технологии, расширяется ассортимент изделий. Специфика кожевенного производства с большим удельным весом сырья, материалов и оборудования в стоимости продукции приводит к росту крупных предприятий за счет поглощения мелких. В это время отдельные крестьянские «заведения» (Александровых, Желтовых, Марковых, Хохловых) быстро развиваются и становятся хорошо оснащенными, технически современными заводами. В. И. Ленин в своей фундаментальной работе «Развитие капитализма в России» определял такой тип производственных отношении как «органическую» мануфактуру, подчиненную небольшому числу крупных капиталистов, которые, нанимая на производство рабочих, в то же время главенствуют над мелкими производителями . В 1887 г. исследователь крестьянских промыслов И.И.Колышко, изучая хозяйственно-экономический уклад другого крупного торгово-промышленного села Горбатовского уезда — Павлова, отмечал, что «село Павлово ни в каком случае нельзя сравнивать в сфере экономического благосостояния с селом Богородским... Там (в Богородском) нет мелких куста-реи-ремесленников; там весь промысел сосредоточен в руках нескольких крупных заводчиков, дающих бедному населению годовой заработок... Значит, население более или менее обеспечено. по крайней мере настолько, насколько прочно держится сам заводчик. А эти последние в Богородском держатся еще куда как прочно» . Такая стабильность была связана с устойчивым сбытом богородской кожи, составляющей предмет ежедневной необходимости в крестьянском обиходе и значительно более дешевой по сравнению с импортной.
.
.
Село Богородское и Богородский кожевенный район на карте Нижегородской губернии начала XX в.
На рубеже XIX и XX вв. богородская кожевенная промышленность испытывала настоящий технический переворот. Удельный вес ее продукции в валовом продукте района в 1912 г. составил 79,6 % и превзошел по ценности продукцию сельского хозяйства почти в пять раз [34, С. 65]. Столь большой размах производства способствовал отвлечению крестьян близлежащих сел и деревень (Демидова, Выболова, Крастелихи, Песочного, Высокова) от сельского хозяйства и формированию Богородского кожевенного района, включающего всю округу в радиусе — 12 верст (илл.1.1). «Богородское не только само почти не занимается земледелием, но и отрывает от земли окрестных крестьян, переселяющихся в этот ,,город“».
Интенсивное развитие производства способствовало и росту торговли. Наряду с еженедельными базарами, в Богородском каждый год проводились две ярмарки — осенняя и весенняя. Важное значение имела также близость Нижегородской ярмарки, куда богородские товары доставлялись по реке Оке (отДуденевской пристани, в семи верстах отсела) либо сухопутным путем по Старо-Московскому тракту. Одна из ярмарочных улиц в Нижнем Новгороде называлась Богородской — там располагались многочисленные лавки и склады, принадлежавшие преуспевающим кожевникам (заводчики Александровы, например, владели одиннадцатью лавками). Через Нижегородскую ярмарку продукция богородских мастеров распространялась по всей России и даже за ее пределами (в Персии, Китае, Румынии) .
Наивысшего уровня кожевенная промышленность в Богородском достигла в годы Первой мировой войны. В 1917 г. она занимала первое место в России (11% общей переработки сырья) [34, С. 73]. Здесь насчитывалось 290 кожевенных заводов и 190 мастерских; в производство было вовлечено свыше 10000 рабочих . Такому положению способствовал целый ряд факторов — удаленность от фронта, военные заказы, государственные льготы и субсидии, эвакуация заводов из западных областей.
Динамика роста численности населения Богородского отражена в таблице 1.
Таблица 1
Годы
1859
1897
1901
1912
1917
Численность населения, чел.
5394
12342
13332
14296
25620
Надо отметить, что скачок численности населения в военные годы был связан с эвакуацией кожевенных заводов (Дена, Мовшовича, братьев Чесно), приливом беженцев, военнопленных, раненых, а также рабочих из соседних селений. После революции население Богородского стало быстро убывать, составив в 1925 г. 13013 человек .
Анализ архивных документов и статистических данных конца XIX— начала XX вв. позволяет сделать вывод о том, что подавляющее большинство населения Богородского составляли крестьяне (97% по данным за 1901 г.), которые в основном и были владельцами капитальных каменных жилых домов и крупных кожевенных предприятий .
Итак, в конце XIX — начале XX вв. Богородское представляло собой «один из значительных торговых и промышленных центров губернии, производящий и торгующий на миллионы». По площади и численности населения оно значительно превосходило собственный уездный город Горбатов,
а также прочие уездные города губернии, за исключением Арзамаса. Мощное развитие производства способствовало постепенным изменениям во внешнем облике Богородского, которое все меньше походило на село. Это отчетливо видели современники, свидетели этого процесса. Так, в одном из номеров газеты «Нижегородские губернские ведомости» за 1886 г. отмечалось, что Богородское в своей центральной части имеет «вид значительного уездного города. Главная улица тянется на три с лишним версты; много красивых каменных домов, принадлежавших местным кожевникам; около базарной площади целый ряд харчевен, „гостиниц“ и „нумера для приезжающих“» [28]. Подобные свидетельства особо подчеркивают «городские» черты в облике поселения. Это говорит о том, что уже на пороге нового столетия Богородское имело переходный от села к городу характер, и придание ему в 1923 г. городского статуса было вполне оправдано.